Пример рецензии на сексолого-психиатрическую экспертизу

Пример рецензии на сексолого-психиатрическую экспертизу

ЗАКАЗАТЬ ЭКСПЕРТИЗУ

Я даю согласие на обработку своих персональных данных.
Политика конфиденциальности

Пример рецензии на сексолого-психиатрическую экспертизу

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

(разъяснение специалистом вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию)

04 июня 2021 года

Нам,  Федину Эдуарду Евгеньевичу, врачу-психиатру, имеющему высшее медицинское образование, диплом ТВ _____________, выданный 22 июня 1989 г. Московским медицинским институтом им. Сеченова, последипломное образование по специальности – «психиатрия» имеющему сертификаты специалиста по специальности «Сексология» № _____________, выданный 06.04.2019 г. Федеральным государственным бюджетным образовательным учреждением дополнительного профессионального образования «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Министерства здравоохранения Российской Федерации, по специальности «Судебно-психиатрическая экспертиза» № _____________ от 01 ноября 2019 г., выданный ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П.Сербского, и стаж работы по специальности 31 год,  Токареву Андрею Олеговичу, врачу-психиатру, имеющему высшее медицинское образование, диплом ТВ №_____________, выданный 24 июня 1989 г. Саратовским государственным медицинским институтом, последипломное образование по специальности – «психиатрия», сертификаты специалиста по специальности – «психиатрия» №_____________, выданный 05 марта 2019 г. Первым Московским государственным Университетом им. И.М.Сеченова, «судебно-психиатрическая экспертиза» №_____________, выданный 01 ноября 2019 г. ФГБУ «НМИЦ ПН им. В.П.Сербского, высшую квалификационную категорию,  стаж профессиональной деятельности по специальности («психиатрия») 30 лет;

на основании запроса адвоката _____________ от 18 мая 2021 года руководителем АНО «ЦМКИ»  поручено дать разъяснения по поставленным перед нами вопросам, касающимся полноты, объективности и научной обоснованности заключения комиссии экспертов № —— от 24 марта 2021 года, по первичной амбулаторной комплексной судебной психолого-сексолого-психиатрической экспертизе _____________года рождения, выполненного в амбулаторном отделении судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ _____________  «_____________ клиническая специализированная психиатрическая больница №1».

Адвокат обратился за консультацией в соответствии с п.3 ст.6 Федерального закона № 63-ФЗ от 31.05.02 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

На исследование представлено:

  • заключение комиссии экспертов № _____________ от 24 марта 2021 года по первичной амбулаторной комплексной судебной психолого-сексолого-психиатрической экспертизе _____________года рождения, выполненное в амбулаторном отделении судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ -_____________«_____________ краевая клиническая специализированная психиатрическая больница №1», копия, на 12-ти листах.

 

Перед специалистом поставлены вопросы:

  1. Насколько полно, объективно и научно обоснованно выполнено заключение комиссии экспертов № _____________ от 24 марта 2021 года по первичной амбулаторной комплексной судебной психолого-сексолого-психиатрической экспертизе _____________ года рождения, выполненное в амбулаторном отделении судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ _____________«_____________ краевая клиническая специализированная психиатрическая больница №1»?
  2. Соответствуют ли полученные экспертами выводы поставленным перед ними следствием вопросам?
  3. Обоснованы ли выводы, полученные экспертами?

Используемая литература

  1. А.А. Ткаченко. Стандарты судебно-психиатрических экспертных исследований ГНЦС и СП. им. Сербского – М., 2001.
  2. А.А. Ткаченко. Экспертное судебно-психиатрическое исследование: подготовительная и аналитическая стадии. Рос. Психиатр. Журнал. – М., 2005.
  3. А.А. Ткаченко. Судебная психиатрия. Консультирование адвокатов. – М., 2004.
  4. Клиническая психиатрия. Под редакцией Т.Б. Дмитриевой. — М., 1998.
  5. М.И. Еникеев Юридическая психология. С основами общей и социальной психологии. Учебник для вузов. — М.: Норма, 2005. — 640 с.
  6. М.М. Коченов Судебно-психологическая экспертиза: теория и практика. Избранные труды. – М.: Генезис, 2010. – 352 с.
  7. Т.Б. Дмитриева, А.А. Ткаченко, Н.К. Харитонова, С.Н. Шишков. Судебная психиатрия. Учебное пособие. – М,,2008.
  8. Т.Б. Дмитриева, М.А. Качаева, Ф.С. Сафуанов. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза психического состояния. Руководство для врачей и психологов. – М., 2001.
  9. А.А. Ткаченко, Г.Е. Введенский. Модели заключений при сексолого-психиатрической экспертизе. В кн.: Обоснование судебно-психиатрических заключений в свете современного уголовного законодательства. – М., 2002.
  10. А.А. Ткаченко. Правовые и профессиональные стандарты использования знаний специалиста в судебной психиатрии. Рос. Психиатр. Журнал. – М., 2004, №6.
  11. МКБ – 10 в судебно-психиатрической экспертизе. Пособие для врачей. Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Б.В. Шостаковича. – М., 1999.
  12. А.А. Ткаченко, Г.Е. Введенский, Н.В. Дворянчиков. Судебная сексология. – М., 2001.
  13. А.А. Ткаченко. Руководство по судебной психиатрии. 2-е издание. – М., Юрайт, 2015.
  14. Психиатрия. Клинические рекомендации. Под ред. Н.Г. Незнанова. – М., ГЭОТАР-Медиа, 2009.
  15. «Инструкция по заполнению отраслевой учётной формы №100/у-03 «Заключение судебно- психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», утверждена Приказом Минздрава России №1149н от 26 октября 2020 года.
  16. Федеральный закон от 31 мая 2001 года № 73 (ФЗ-73) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

ИССЛЕДОВАНИЕ

При ознакомлении с текстом вводной части (которую авторы назвали «водной частью», — стр.1, строка 12 сверху) заключения № _____________ обнаруживается следующая юридическая коллизия. Авторы заключения указали, что анализируемая экспертиза «проведена 24.03.2021 г., 10.00, закончена 07.04.2021 г., 15.00 в амбулаторном отделении судебно-психиатрических экспертиз» (стр.1, строки 19-20 сверху). Таким образом, изложенные в тексте заключения исследования проводились 24 марта, а окончательно оформленный текст экспертизы представлен авторами 07 апреля сего года. Следовательно, права и обязанности экспертов были им разъяснены также 07 апреля, и подписку об ответственности по ст. 307 УК РФ они дали 07 апреля (стр.2, строки 1-8 снизу), а не перед тем, как приступить к выполнению экспертизы, как следует из требований закона.

Как следует из текста начала исследовательской части заключения  комиссии экспертов № _____________ от 24 марта 2021 года, «при проведении экспертизы использованы клинико-психопатологические методы исследования (анамнез, катамнез, клиническая беседа с описанием психического состояния, анализ симптомов имеющихся психических расстройств), в сочетании с имеющимися данными соматоневрологического состояния, сексологического обследования и экспериментально-психологического исследования» (стр. 3 заключения № _____________, строки 2-6 сверху).

Следует указать, что такой метод клинико-психопатологического исследования, как катамнез, авторы заключения № _____________ применить в принципе не могли. Катамнез – это информация о течении болезни и состоянии больного за время, прошедшее с момента его последнего обращения к врачу или с момента последнего лечения (а в аспекте психиатрической экспертизы – с момента последнего обращения по поводу психического расстройства). Поскольку подэкспертная _____________по поводу имевшегося у неё раннего органического поражения ЦНС была лишь дважды консультирована неврологом в 2015 и 2018 году (стр.3, строки 12-15 сверху), и более по этому поводу не наблюдалась, говорить о каком-либо катамнезе по отношению к ней бессмысленно.

Кроме того, какой-либо анализ «имеющихся симптомов психических расстройств», а также сочетанный анализ полученных результатов исследования с учётом данных соматоневрологического состояния подэкспертной _____________в тексте заключения № _____________ в принципе отсутствует.

Неясно, какой «анализ имеющихся симптомов психических расстройств» проводили эксперты-психиатры – авторы заключения № _____________, если они не диагностировали у _____________никакого психического расстройства. В тексте итоговых выводов эксперты упоминают лишь о «проявлениях (так по смыслу надо понимать грубую описку в тексте итоговой части, стр. 10, строка 5 сверху) гипердинамического синдрома» и не соотносят это состояние ни с одной из предложенных в вопросе следствия № 3 градаций (хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики, стр. 2, строки 14-16 сверху).

Кроме того, диагноз возможного психического расстройства _____________(раз имеются его проявления) не сформулирован экспертами-психиатрами в соответствии с «общепризнанными международными критериями диагностики», как того требует действующая «Инструкция…». С точки зрения психиатрии сказать «признаки гипердинамического синдрома» (стр.10, строка 5 сверху) означает не сказать ничего, это не диагноз и в действующей классификации психических расстройств МКБ-10 подобная формулировка отсутствует.

После изложения материала исследовательской части заключения № _____________ эксперты сразу же переходят к формулированию субъективных и ни на чём не основанных выводов (стр. 6, строка 20 сверху), не делая никаких попыток их обосновать хотя бы предельно краткими пояснениями.

Такой подход к структурированию текста экспертного заключения нарушает требования «Инструкциипо заполнению отраслевой учётной формы №100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», утвержденной Приказом Минздрава России №1149н от 26 октября 2020 года (далее в тексте – просто «Инструкция…» – прим. специалиста), изложенные в пункте 2.3.16 раздела 2. Исследовательская часть:

«2.3.16. Клиническое исследование завершается систематизацией выявленных клинических феноменов, их психопатологической квалификацией для целостного анализа, соотнесения с общепризнанными международными критериями диагностики».

Таким образом, в анализируемом заключении № _____________ от 24 марта 2021  года отсутствует чрезвычайно важная, собственно экспертная часть, из которой был бы ясен ход мысли экспертов. В свою очередь, отсутствие какого-либо анализа изложенных результатов исследований ставит обоснованность полученных экспертных выводов под сомнение.

Представляется очевидным, что именно отсутствие целостного анализа изложенной в исследовательской части информации привело авторов заключения № _____________ к получению ошибочных ответов на вопросы следствия.

Следует указать, что соматическое и неврологическое состояние подэкспертной _____________описано в заключении № _____________буквально несколькими ничего не значащими словами, по принципу «ничего особенного на беглый взгляд не выявляется» (стр.4, строки 1-8 снизу). Естественно, ни для какого научного анализа эти «результаты» непригодны.

Обратим также внимание на то, каким образом перечислены экспертами-авторами заключения № _____________ источники, из которых они черпали необходимую для проведения экспертизы информацию.

В начале исследовательской части экспертизы авторы пишут: «Из материалов уголовного дела № _____________, медицинской документации (история развития ребёнка ГБУЗ _____________ «НЦРБ»). со слов подэкспертной и её отца известно…» (стр. 3, строки 6-9 сверху).

Как видим, эксперты не указывают объём предоставленного им уголовного дела (количество листов дела, л. д.) и далее по тексту исследовательской части нигде не делают совершенно необходимых ссылок на листы дела, что ставит достоверность излагаемых ими сведений под обоснованное сомнение.

Между тем действующая в настоящее время и обязательная для выполнения экспертами государственных экспертных учреждений «Инструкция…» в разделе 2. Исследовательская часть, пункте 2.2.6. предписывает экспертам:

«2.2.6. При ссылке на ту или иную информацию обязательно указание источника её получения с приведением при пользовании материалами уголовного или гражданского дел номеров страниц и тома этого дела».

А пункт 1.13 «Инструкции…» раздела 1. Вводная часть требует от экспертов, чтобы именно во вводной, а не в исследовательской части экспертизы (как в заключении №_____________) были перечислены:

«1.13. Медицинские документы и материалы дела, представленные эксперту для производства судебно-психиатрической экспертизы, с указанием соответствующих реквизитов».

Представляется очевидным, что авторы заключения № _____________ должны были не только указать объём представленных им материалов дела, но и отметить, каким именно следственным органом оно расследуется, чего они не сделали.

Ознакомление с самим изложением материалов уголовного дела экспертами (стр.3, строка 1 снизу и стр.4, строки 1-27 сверху заключения № _____________) вызывает ряд обоснованных вопросов.

Если следовать логике изложения авторов, в представленном им уголовном деле содержался только некий документ, который они позиционируют словами «в ходе предварительного следствия установлено», и, как можно догадаться по ходу изложения, протокол допроса _____________в качестве потерпевшей от 13 февраля 2021 года (стр.4, строка 19 сверху). При этом содержание документа не приводится, указано лишь, что подэкспертная «подробно и последовательно рассказала о произошедшем событии».

Подобный «вольный» подход к изложению представленных экспертам материалов совершенно недопустим. В имевшемся в их распоряжении уголовном деле уголовном деле наверняка содержались протоколы допросов свидетелей, результаты проведения различных следственных действий и другие документы, содержание которых эксперты были обязаны изложить.

Действующая «Инструкция…» в разделе 2. Исследовательская часть прямо предписывает экспертам:

«Необходимо приводить всю фактическую совокупность информации, имеющейся в материалах дела».

Как видим, эксперты-авторы заключения № _____________ намеренно излагают имевшиеся в их распоряжении материалы уголовного дела избирательно, в пользу своей априорной гипотезы о том, что анализируемая юридическая ситуация происходила именно так, как первоначально сообщала следствию потерпевшая. Ни о какой объективности проведённого экспертного исследования при таком подходе говорить не приходится.

В пункте 2.2.2. раздела 2. Исследовательская часть, подпункте, посвящённом порядку описания в анамнестическом разделе экспертизы исследуемой юридической ситуации, «Инструкция…» требует от экспертов:

«2.2.2. …Существенное значение имеют заключения судебно-медицинской экспертизы, содержащие описание телесных повреждений жертвы, которые могут способствовать воссозданию реального поведения подэкспертного в момент правонарушения. Обязательно в заключении наличие данных судебно-медицинской экспертизы и осмотра места происшествия, имеющих значение для последующей реконструкции поведения и оценки состояния подэкспертного».

Необходимые данные судебно-медицинской экспертизы потерпевшей _____________в тексте заключения № _____________ отсутствуют. Если судебно-медицинская экспертиза ей по тем или иным причинам не проводилась, на это экспертами должно было быть специально указано, чего они по непонятным причинам не сделали.

Аналогичную по содержанию претензию можно сформулировать и в отношении следующего момента. Авторы заключения № _____________ проводили амбулаторную комплексную психолого-сексолого-психиатрическую экспертизу несовершеннолетней потерпевшей. Из текста случайной оговорки экспертов в начале исследовательской части (стр.3, строки 8-9 сверху) становится известно, чтобы на этом мероприятии присутствовал её законный представитель – отец. Закон не только разрешает, но даже предписывает это. «Инструкция…» в разделе 1. Вводная часть, пункте 1.6 требует от экспертов, чтобы во вводной части экспертизы в обязательном порядке были указаны:

«1.6. Сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебно-психиатрической экспертизы (фамилия, имя, отчество, процессуальное положение)».

Непонятно, по каким причинам эксперты-авторы заключения № _____________ не указали в тексте вводной части необходимую информацию о присутствии законного представителя _____________

Действующая «Инструкция…» определяет описание психического статуса подэкспертного как центральную, важнейшую часть заключения судебно-психиатрической экспертизы (раздел 2.Исследовательская часть, пункт 2.2.3.) В рамках анализируемого заключения №_____________ эта часть экспертной работы выполнена на неудовлетворительном уровне.

Действительно, в пункте 2.3.7, посвящённом порядку и форме описания социального поведения подэкспертного во время клинической беседы, «Инструкция…» предписывает экспертам-психиатрам:

«2.3.7. … Расплывчатые или преждевременные оценочные термины («эксцентричен», «демонстративен», «неадекватен» и т.п.) которые более уместны при итоговых характеристиках, здесь не должны заменять описание конкретных особенностей поведения».

Что видим в заключении комиссии экспертов № _____________?

 Весь фрагмент текста, которые авторы позиционируют как психический статус подэкспертной _____________(стр.4, строка 1 снизу – стр. 5, строка 22 сверху), представляет из себя набор чрезвычайно скудных, расплывчатых, общих, формальных суждений, практически лишённых всякого смысла вне конкретных примеров. При прочтении текста никакого впечатления о действительном состоянии подэкспертной не создаётся.

Например, эксперты пишут: «Цель экспертизы понимает формально, в силу малолетнего возраста» (стр.5, строки 1-2 сверху) – что означает это «формальное понимание»? Как именно ответила подэкспертная психиатрам на вопрос о том, как она понимает цель экспертизы? К тому же эксперт-психолог, проводившая своё исследование в тот же день, прямо указывает: «Не может сформулировать цель экспертизы» (стр.7, строки 13-14 сверху).

Эксперты-психиатры указывают: «Когнитивные функции развиты в соответствии с возрастными нормами» (стр.5, строки 10-11 сверху) и «Память развита в соответствии с возрастными нормами» (стр.5, строки 21-22 сверху) – какими именно? На какие нормы ориентировались эксперты? Если они и существуют, то очень условные. Вне конкретных примеров достаточного интеллектуального развития и сохранной памяти это суждение экспертов совершенно голословно, оно является однозначно оценочным и бездоказательным.

Кроме того, следует особо указать на следующий факт. «Инструкция…» в разделе 2. Исследовательская часть, пункте 2.3.10. предписывает экспертам:

«2.3.10. Описание юридически значимой ситуации (в рамках изложения психического статуса, — прим. специалиста) и её оценки подэкспертным включает анализ возникающих противоречий между содержанием излагаемого подэкспертным при настоящем обследовании и объективной картиной происшедшего, зафиксированной в уголовном или гражданском деле».

Это важнейшее в аспекте данной экспертизы требование эксперты попросту проигнорировали. Ими, как уже указывалось, не было воспроизведено описание юридически значимой ситуации данное подэкспертной в материалах уголовного дела. Соответственно, никаких возможных противоречий между полученными ими результатами и материалами уголовного дела они не усмотрели, тем более не потрудились их проанализировать.

Таким образом, центральная часть судебно-психиатрической экспертизы _____________ – описание её психического статуса – выполнена экспертами-психиатрами с недопустимо низким качеством, её нельзя назвать иначе как отпиской.

Аналогичную претензию следует отнести и к фрагменту исследовательской части заключения № _____________, выполненному экспертом-сексологом.

Среди перечисленных ею методов исследования вновь встречаем «катамнез» (стр.5, строка 14 снизу) – о каком «катамнезе» можно говорить в случае _____________., если никаких сексуальных расстройств и аномалий у неё не было выявлено?

Или, далее: «анализ симптомов имеющихся сексуальных расстройств полученных из беседы с подэкспертной» (стр. 5, строки 12-13 снизу, орфография оригинала сохранена, — прим. специалиста). Какой «анализ симптомов сексуальных расстройств» могла производить эксперт, если никаких расстройств сексуальной сферы подэкспертной она не выявила?

Предельно расплывчатые и неконкретные суждения, вроде «о сексуальных различиях узнала в детсадовском возрасте» ( стр. 6, строки 2-3 сверху) или «о сексуальной стороне человеческой жизни осознанного понятия не имеет» (стр. 6, строки 3-4 сверху) перемежаются с цитированием того, что говорила сама подэкспертная. При этом текст прямого цитирования высказываний _____________ слово в слово совпадает с тем, что воспроизвели в своём фрагменте исследования эксперты-психиатры. Означает ли это, что отдельная беседа о содержании юридически значимой ситуации экспертом-сексологом с _____________не проводилась – остаётся неясным. Скудность объёма и формальность текста «сексологического обследования» вызывают искреннее недоумение.

Кроме того, Приказ Министерства здравоохранения РФ №3н от 12 января 2017 года «Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы» в разделе, посвящённом порядку проведения сексологического исследования (п.12 Приказа) предписывает:

«12. Сексологическое исследование включает оценку своевременности и соответствия половой принадлежности различных проявлений сексуального развития в психической сфере и на соматическом уровне».

Никакого требуемого исследования на «соматическом уровне» в фрагменте, подготовленном экспертом-сексологом, в заключении № _____________ нет.

Эксперт ограничивается лаконичным указанием: «Аномалий сексуальности не выявляется», и называет это «имеющимися данными соматосексуального состояния» (стр.5, строка 11 снизу), что совершенно недопустимо в рамках экспертизы несовершеннолетней потерпевшей.

Если от исследования сексуальной сферы на соматическом уровне отказалась сама подэкспертная _____________ или отказ заявил её законный представитель, на это должно было быть специально указано в тексте, но и такое указание в заключении № _____________ отсутствует.

Ознакомление с итоговой частью (выводами) заключения №_____________ показывает, что большинство ответов на поставленные следствием вопросы даны экспертами совокупно, в виде «свободного изложения», а не в виде последовательных ответов на каждый из поставленных вопросов, как того требует действующая «Инструкция…»

Так, видим в тексте указание: «ответы на вопросы №№3,4,9, частично  №8» (стр. 10, строка 12 снизу).

Поскольку эти «совокупные» ответы на вопросы следствия эксперты-авторы заключения № _____________ пытаются совместить с попытками совершенно неубедительного и противоречивого обоснования полученных выводов, уяснить из текста исследовательской части, какой именно её фрагмент соответствует ответу на тот или иной поставленный следствием вопрос, практически невозможно.

Кроме того, остаётся неясным, на какую «часть» вопроса следствия №8 («По своему психическому, физиологическому состоянию на момент совершения деяния могла ли потерпевшая _____________ и в настоящее время запамятовать обстоятельства, имеющие значение для установления истины по уголовному делу, а именно свои действия и действия других участников?» — стр. 2, строки 12-16 снизу) эксперты отвечают, а на какую – нет, давая ремарку о том, что ответ «частичный».

Без сомнения, вопрос следствия №8 сформулирован «сложно» и не совсем корректно. Этот факт тем более обязывает экспертов либо переформулировать вопрос в соответствии со своими профессиональными познаниями (на что особо указывается), либо ответить на него отдельно, с указанием того, на какую именно «часть» вопроса  ответ получен быть не может и почему.

Эксперт-сексолог в итоговой части заключения №_____________ даёт ответ лишь на вопрос следствия №1 (стр.11, строка 2 сверху). Однако вопросы следствия № 8 и № 9 касаются аналогичных коллизий данного экспертного исследования. Почему эксперт-сексолог отнесла к своей компетенции только вопрос №1 и оставила без внимания аналогичные вопросы № 8 и № 9, остаётся неясным.

Кроме того, недоумение вызывает помещение в текст экспертизы дополнительного фрагмента, озаглавленного «заключение эксперта-сексолога» (стр.6, строки 18-23 снизу), выдержанного в совершенно формальных бездоказательных утверждениях, не опирающихся ни на какие полученные этим экспертом результаты исследования.

ВЫВОДЫ

  1. Заключение комиссии экспертов № _____________ от 24 марта 2021 года по первичной амбулаторной комплексной судебной психолого-сексолого-психиатрической экспертизе _____________года рождения, выполненное в амбулаторном отделении судебно-психиатрических экспертиз ГБУЗ_____________«_____________ краевая клиническая специализированная психиатрическая больница №1», выполнено с нарушениями Федерального закона №73-ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в части ст. 8, предъявляющей требования к объективности, всесторонности и полноте исследований.

Заключение комиссии экспертов № _____________ от 24 марта 2021 года выполнено не в полном объёме.

Текст вводной, исследовательской и итоговой части (выводов) заключения комиссии экспертов № _____________ выполнен с многочисленными грубыми нарушениями  требований действующей «Инструкции по заполнению отраслевой учётной формы №100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов», утверждённой Приказом Минздрава России №1149н от 26 октября 2020 года.

Указанная должностная инструкция регламентирует порядок выполнения и оформления результатов судебно-психиатрических, в том числе комплексных, экспертиз.

При выполнении сексологического исследования экспертом-сексологом нарушены требования Приказа Министерства здравоохранения РФ №3н от 12 января 2017 года «Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы» в части, касающейся порядка выполнения соответствующего исследования (проигнорировано проведение сексологического исследования в соматическом аспекте).

Представленные экспертам для работы материалы уголовного дела не перечислены с указанием соответствующих реквизитов. В тексте исследовательской части экспертизы на них совершенно отсутствуют необходимые ссылки, что ставит под сомнение достоверность и полноту излагаемого экспертного материала. Ряд заявленных экспертами во вводной части заключения методов исследования либо невыполним в рамках данной экспертизы, либо не применён по непонятным причинам.

В тексте экспертного заключения полностью отсутствует необходимая аналитическая часть, в которой должна была быть произведена систематизация и, если необходимо, патопсихологическая квалификация выявленных (или не выявленных) у подэкспертной болезненных феноменов и предварительно обоснованы окончательные выводы.

Представленное экспертное заключение №_____________ выполнено необъективно.

Текст исследовательской части и выводов заключения № _____________ изложен в пользу единственной, априорно избранной экспертами концепции, полностью совпадающей с концепцией следствия. Так, например, представленные экспертам материалы уголовного дела излагаются избирательно, а не во всей совокупности, что недопустимо.

Значительный массив клинической информации, не укладывающейся в рамки этой концепции, экспертами попросту игнорируется и при получении итоговых выводов не учитывается. Таким образом, экспертами-авторами заключения №_____________ нарушается ключевое правило «равноправия» диагностических (экспертных) гипотез, что является грубой методологической ошибкой.

Полученные в ходе проведения экспертизы результаты исследования однозначно трактуются авторами заключения в пользу избранной ими концепции, несмотря на их противоречивое содержание. Возникшие в ходе проведённых исследований ключевые противоречия никак не разрешаются и не разъясняются экспертами (несмотря на однозначные требования инструктивных документов) и попросту замалчиваются.

Заключение комиссии экспертов № _____________ нельзя признать научно обоснованным.

Важнейшая часть судебно-психиатрической экспертизы — описание психического статуса подэкспертной _____________ выполнена экспертами-психиатрами с недопустимо низким качеством, по принципу «и так сойдёт, и так следствие и суд примут». То же следует отнести и к исследованию и выводам эксперта-сексолога, которые являются ничем иным, как отпиской, рассчитанной на то, что будет принята следствием независимо от качества выполнения. Попытки обоснования полученных некачественных результатов исследования, предпринятые экспертами-психиатрами и экспертом-сексологом в итоговой части заключения, совершенно бездоказательны, голословны и противоречивы.

  1. Выводы, полученные при выполнении заключения комиссии экспертов № _____________ от 24 марта 2021 года по первичной амбулаторной комплексной судебной психолого-сексолого-психиатрической экспертизе _____________года рождения, не соответствуют поставленным перед экспертами следствием вопросам.

На большинство поставленных следствием вопросов ответы даны экспертами «совокупно», в виде «свободного изложения», а не в виде последовательных ответов на каждый из них.  Из текста итоговой части заключения № _____________ невозможно уяснить, какой именно фрагмент текста, подготовленного экспертами-психиатрами, соответствует ответу на тот или иной поставленный следствием вопрос.

На вопрос следствия № 8 эксперты отвечают «частично». Что при этом имеется в виду – остаётся неясным, а понять, какая часть вопроса №8 осталась без ответа – невозможно. Действующими инструктивными документами, регламентирующими порядок оформления результатов судебно-психиатрических экспертиз, никакая дача экспертами ответов на поставленные вопросы «по частям» не предусмотрена.

Эксперт-сексолог в итоговой части заключения № _____________ отвечает лишь на вопрос следствия №1. Почему эксперт-сексолог отнесла к своей компетенции только этот вопрос и проигнорировала аналогичные вопросы № 8 и № 9, остаётся неясным. Итоговая часть сексологического фрагмента экспертизы, обозначенная как «заключение эксперта-сексолога» представляет собой ряд  совершенно бездоказательных бессвязных утверждений, не опирающихся на результаты проведённых этим экспертом исследований.

  1. Выводы, полученные при выполнении заключения комиссии экспертов № _____________ от 24 марта 2021 года по первичной амбулаторной комплексной судебной психолого-сексолого-психиатрической экспертизе _____________года рождения,  тенденциозны, голословны и ничем не обоснованы.

Экспертами не были должным образом изучены и описаны представленные им материалы уголовного дела. Исследования, проведённые в рамках данной экспертизы экспертами-психиатрами и экспертом-сексологом, выполнены с недопустимо низким качеством, а результаты их изложены в жанре отписки. Возникшие в ходе изложения экспертного материала ключевые противоречия проигнорированы авторами заключения № _____________ и никак не разъяснены.

Специалисты:

  • Э.Е. Федин
  • А.О.Токарев

 

Заказать обратный звонок
Задать вопрос

Я даю согласие на обработку своих персональных данных. Политика конфиденциальности

×
Форма обратной связи

Я даю согласие на обработку своих персональных данных. Политика конфиденциальности

×