Пример рецензии на психиатрическую экспертизу

Пример рецензии на психиатрическую экспертизу

ЗАКАЗАТЬ ЭКСПЕРТИЗУ

Я даю согласие на обработку своих персональных данных.
Политика конфиденциальности

Пример рецензии на психиатрическую экспертизу

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

(разъяснение специалистом вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию)

02 апреля 2021 года

Мы, Мамедова Анна Николаевна, врач-психиатр, имеющая сертификаты специалиста по специальностям «Психиатрия» и «Судебно-психиатрическая экспертиза» и стаж экспертной работы 10 лет, и Токарев Андрей Олегович, врач-психиатр, имеющий сертификаты специалиста по специальностям «Психиатрия» и «Судебно-психиатрическая экспертиза» и стаж экспертной работы 30 лет, на основании адвокатского запроса адвоката _____________- от 29 марта 2021 года, дали разъяснения по поставленным перед нами вопросам, касающимся полноты, объективности и научной обоснованности, а также аргументированности выводов заключения судебно-психиатрической комиссии экспертов № _____________ от 10 февраля 2021 года, по амбулаторной судебно-психиатрической экспертизе _____________года рождения, выполненного в ГБУ _____________«Психоневрологический диспансер».

Адвокат обратился за консультацией в соответствии с п.3 ст.6 Федерального закона № 63-ФЗ от 31.05.02 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

На исследование представлено:

— заключение судебно-психиатрической комиссии экспертов № _____________ от 10 февраля 2021 года, по амбулаторной судебно-психиатрической экспертизе _____________года рождения, выполненное в ГБУ _____________«Психоневрологический диспансер», копия, на 3-х листах;

Перед специалистом поставлены вопросы:

  1. Насколько полно, объективно и научно обосновано выполнено заключение судебно-психиатрической комиссии экспертов № _____________ от 10 февраля 2021 года, по амбулаторной судебно-психиатрической экспертизе_____________ года рождения, произведённое в ГБУ _____________«Психоневрологический диспансер»?
  2. Обоснованы ли выводы, сделанные экспертом в данном заключении?
  3. В каких условиях могли бы быть достоверно и объективно разрешены вопросы, поставленные перед экспертами судом?

Используемая литература

  1. А.А. Ткаченко. Стандарты судебно-психиатрических экспертных исследований ГНЦС и СП. им. Сербского – М., 2001.
  2. А.А. Ткаченко. Экспертное судебно-психиатрическое исследование: подготовительная и аналитическая стадии. Рос. Психиатр. Журнал. – М., 2005.
  3. А.А. Ткаченко. Судебная психиатрия. Консультирование адвокатов. – М., 2004.
  4. Клиническая психиатрия. Под редакцией Т.Б. Дмитриевой М., 1998.
  5. Т.Б. Дмитриева и соавт. Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе. – М., 2000.
  6. Т.Б. Дмитриева, М.А. Качаева, Ф.С. Сафуанов. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза психического состояния. Руководство для врачей и психологов. – М., 2001.
  7. Н.Г. Шумский. Диагностические ошибки в судебно – психиатрической экспертизе. – СПб., 1997.
  8. Международная классификация болезней (10-й пересмотр) Классификация психических и поведенческих расстройств. – СПб., 1994.
  9. МКБ – 10 в судебно-психиатрической экспертизе. Пособие для врачей. Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Б.В. Шостаковича. – М., 1999.
  10. А.А. Ткаченко. Правовые и профессиональные стандарты использования знаний специалиста в судебной психиатрии. Рос. Психиатр. Журнал. – М., 2004, №6.
  11. А.А. Ткаченко. Руководство по судебной психиатрии. 2-е издание. – М., Юрайт, 2015.
  12. Психиатрия. Клинические рекомендации. Под ред. Н.Г. Незнанова. – М., ГЭОТАР-Медиа, 2009.
  13. «Инструкция по заполнению отраслевой учётной формы №100/у-03 «Заключение судебно- психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», утверждена Приказом Минздрава России №401 от 12 августа 2003 года.
  14. Федеральный закон от 31 мая 2001 года № 73 (ФЗ-73) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
  15. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 12 января 2017 г. №3н «Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы»

ИССЛЕДОВАНИЕ

Первое, что обращает на себя внимание при ознакомлении с текстом заключения судебно-психиатрической комиссии экспертов № _____________ от 10 февраля 2021 года, по амбулаторной судебно-психиатрической экспертизе _____________года рождения, выполненного в ГБУ _____________«Психоневрологический диспансер», это несоответствие заглавия документа и его реального содержания.

Заглавие позиционирует представленный документ как заключение судебно-психиатрической комиссии экспертов, а из текста вводной части заключения узнаём, что оно выполнено одним экспертом («врачом-докладчиком») (заключение № _____________, стр. 1, строки 15-16 сверху), который, конечно, никакой «комиссией» не является. Совершенно неясным остаётся и то, какой «комиссии» и что именно докладывал «врач-докладчик».

Следует указать, что согласно сложившейся практике, судебно-психиатрические экспертизы в государственных экспертных учреждениях (а именно такой случай представляет собой экспертиза _____________.) выполняются комиссионно. Такой подход обеспечивает необходимое качество экспертной работы, объективность и обоснованность её результатов. Несмотря на то, что закон не исключает поручение проведения судебно-психиатрической экспертизы одному эксперту, специалистам за последние пять-семь лет не приходилось видеть ни одной экспертизы, которая была бы выполнена в государственном экспертном учреждении одним экспертом. Из каких соображений выполнение судебно-психиатрической экспертизы _____________. руководителем ГБУ _____________«Психоневрологический диспансер» было поручено одному эксперту со стажем работы 1 год – совершенно неясно.

Сама автор заключения № _____________ в тексте исследовательской части экспертизы, излагая порядок её назначения судом, дважды указывает, что суд поручил проведение указанной экспертизы не эксперту, а экспертам ГБУ — «Психоневрологический диспансер» (стр. 3, строки 14 и 17 сверху).

Собственно, сомнения в объективности анализируемого экспертного заключения вызывает и сам факт назначения судом его проведения в ГБУ _____________«Психоневрологический диспансер», где, как следует из исследовательской части экспертизы, подэкспертный _____________«состоит под консультативным наблюдением врача-психиатра с 2013 года» (стр. 1, строки 12-13 снизу). Представляется очевидным, что у судьи _____________ районного суда _____________ (одного из крупнейших городов России) имелась возможность поручить выполнение данной экспертизы экспертам другого уполномоченного экспертного учреждения, а не того, в котором _____________-много лет наблюдался.

Неясным также остаётся и вопрос о том, почему анализируемая «экспертиза проведена по месту фактического проживания подэкспертного» (стр. 1, строка 13 сверху). Какими соображениями аргументировалось её проведение в доме-интернате, а не в самом экспертном учреждении (нетранспортабельность _____________.? ограничения, связанные с распространением коронавирусной инфекции? — прим. специалиста) – это во вводной части заключения никак не объясняется.

Как следует из текста начала исследовательской части заключения №_____________ от 10 февраля 2021 года, его автором «при проведении экспертизы использованы методы психиатрического (клинико-психопатологического) исследования (анамнез, катамнез, медицинское наблюдение, клинико-диагностическая беседа, описание психического состояния, анализ имеющихся симптомов психических расстройств) в сочетании с анализом данных соматического, неврологического и психического состояния» (стр. 1, строки 18-23 снизу).

Неясно, каким образом эксперт могла применить метод медицинского наблюдения – эта методика возможна при проведении стационарной экспертизы и предполагает определённую длительность наблюдения. Напомним, _____________проводилась амбулаторная экспертиза.

Укажем сразу, что никакого «анализа симптомов имеющихся психических расстройств» эксперт производить попросту не могла, поскольку признала _____________. не страдающим никаким психическим расстройством (стр. 3, строки 13-14 снизу).

Заявленный сочетанный анализ полученных результатов исследования с учётом данных соматического, неврологического и психического состояния подэкспертного _____________.  в тексте заключения №_____________ попросту отсутствует.

Соматическое и неврологическое состояние подэкспертного _____________. в тексте исследовательской части экспертизы описаны неудовлетворительно, по принципу «и так сойдёт», буквально – одиннадцатью ничего не значащими словами (стр. 3, строки 18-20 сверху). Естественно, что ни для какого «анализа» такие «результаты исследования» непригодны.

После изложения материала исследовательской части заключения эксперт сразу же переходит к формулированию субъективных и потому чрезвычайно спорных выводов (стр. 3, строка 14 снизу), делая лишь попытку их обосновать предельно краткими пояснениями.

Такой подход к структурированию текста экспертного заключения нарушает требования «Инструкции по заполнению отраслевой учётной формы №100/у-03 «Заключение судебно- психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», утвержденной Приказом Минздрава России №401 от 12 августа 2003 года (далее в тексте – просто «Инструкция…» – прим. специалиста), изложенные в пункте 2.3.16 раздела 2. Исследовательская часть:

«2.3.16. Клиническое исследование завершается систематизацией выявленных клинических феноменов, их психопатологической квалификацией для целостного анализа, соотнесения с общепризнанными международными критериями диагностики».

Таким образом, в анализируемом заключении № _____________ отсутствует чрезвычайно важная, собственно экспертная часть, из которой был бы ясен ход мысли эксперта. В свою очередь, отсутствие какого-либо (предварительно заявленного!) анализа изложенных результатов ставит обоснованность полученных экспертных выводов под сомнение.

Обратим также внимание на то, каким образом перечислены экспертом- автором заключения № _____________ источники, из которых она черпала необходимую для проведения экспертизы информацию.

В начале исследовательской части экспертизы автор пишет: «Из  материалов гражданского дела № _____________ ( в 1 томе на 133 листах), медицинской документации (история болезни №_____________ №2 _____________ на имя подэкспертного) и из беседы с подэкспертным известно следующее…» (стр. 1, строки 15-17 снизу).

Далее по тексту исследовательской части эксперт ссылается на ряд документов из гражданского дела, однако важнейшие сведения из медицинской документации (например, «справка №_____________» от 2013 года, стр.2, строка 5 сверху) и обширный фрагмент, озаглавленный «Обстоятельства дела» излагаются ею без каких-либо ссылок на источники получения этой информации, что ставит достоверность приводимых сведений под обоснованное сомнение.

Между тем действующая в настоящее время и обязательная для выполнения экспертами государственных экспертных учреждений «Инструкция…» в разделе 2. Исследовательская часть, пункте 2.2.6. предписывает экспертам:

«2.2.6. При ссылке на ту или иную информацию обязательно указание источника её получения с приведением при пользовании материалами уголовного или гражданского дел номеров страниц и тома этого дела».

А пункт 1.13 «Инструкции…» раздела 1. Вводная часть требует от экспертов, чтобы именно во вводной, а не в исследовательской части экспертизы (как в заключении № _____________) были перечислены:

«1.13. Медицинские документы и материалы дела, представленные эксперту для производства судебно-психиатрической экспертизы, с указанием соответствующих реквизитов».

Представляется очевидным, что автор заключения №т _____________ должна была  указать объём не только представленных ей материалов гражданского дела, дела, но и медицинской документации, которая описана в заключении крайне избирательно.

Действующая «Инструкция…» определяет описание психического статуса подэкспертного как центральную, важнейшую часть заключения судебно-психиатрической экспертизы (раздел 2.Исследовательская часть, пункт 2.2.3.) В рамках анализируемого заключения № _____________ эта часть экспертной работы выполнена на неудовлетворительном уровне.

Действительно, в пункте 2.3.7, посвящённом порядку и форме описания социального поведения подэкспертного во время клинической беседы, «Инструкция…» предписывает экспертам-психиатрам:

«2.3.7. … Расплывчатые или преждевременные оценочные термины («эксцентричен», «демонстративен», «неадекватен» и т.п.) которые более уместны при итоговых характеристиках, здесь не должны заменять описание конкретных особенностей поведения».

Что видим в заключении № _____________? Весь фрагмент текста, который автор позиционируют как описание психического статуса подэкспертного _____________. (стр.3, строки 16-34 снизу), представляет из себя набор чрезвычайно скудных, расплывчатых, общих, формальных суждений, практически лишённых всякого смысла вне конкретных примеров.  При прочтении текста никакого впечатления о действительном состоянии подэкспертного не создаётся.

Практически всё, что изложено экспертом как психический статус подэкспертного _____________., является, в противоположность требованиям «Инструкции…», именно субъективными и оценочными суждениями.

Действительно, что означает, например, указание «сознание формально ясное» (стр.3, строка 32 снизу)? Сознание может быть или ясным (без всяких «формально»), или помрачённым (обнубиляция, оглушение, сопор, кома).

Или: «Интеллектуально-мнестически без признаков снижения. Навыки счёта, чтения, письма сформированы» (стр.3, строки 23-24 снизу). Каким образом эксперт убедилась в отсутствии у _____________. признаков снижения памяти и интеллекта? Что именно он посчитал, прочёл, написал во время клинической беседы, что убедило эксперта в сформированности навыков счёта, чтения, письма и отсутствии интеллектуальной недостаточности?

Или: «Достаточно ориентирован в бытовых вопросах, политической ситуации в стране, имеет достаточно широкий кругозор» (стр.3, строки 21-22 снизу). Что именно означают эти утверждения вне конкретных примеров? В каких именно бытовых вопросах может «достаточно» ориентироваться подэкспертный, проживающий в доме-интернате на полном государственном обеспечении и требующий постоянного постороннего ухода? Чем именно проявил он во время клинической беседы свой «достаточно широкий» кругозор? Как именно высказывался о политической ситуации в стране?

Эксперт в полном несоответствии с требованиями описательного характера психического статуса указывает: «Вежлив, учтив» (стр.3, строка 29 снизу). Как именно эти качества проявились во время клинической беседы с подэкспертным, у которого имеются «выраженные нарушения речи» и моторики («выраженный спастический тетрапарез»)?

Наконец, эксперт по непонятным соображениям решает, что _____________«верно оценивает смысл экспертного исследования», поясняя: «я не дурак, я всё понимаю» (стр.3, строки 17-18 снизу). Эта единственная фраза, которую эксперт цитирует «вживую», скорее свидетельствует о примитивном, недостаточном уровне осмысления у подэкспертного, а не о его интеллектуальной сохранности, как безосновательно считает автор.

Гораздо более убедительным свидетельством «интеллектуальной сохранности» _____________. было бы приобщение к тексту экспертизы какого-либо фрагмента выполненной им литературной продукции (в тексте исследовательской части указывается, что подэкспертный «пишет рассказы, несмотря на отсутствие навыка письма» — стр. 2, строки 3-4 сверху; об этом упоминает с его слов и эксперт в тексте описания психического статуса — стр.3, строки 27-28 снизу). Представляется очевидным, что качество упомянутой литературной продукции многое прояснило бы в вопросе о мнимом отсутствии у _____________. интеллектуальных нарушений.

Следует указать, что одно из ключевых противоречий, возникших в ходе изложения экспертного материала, было экспертом-автором заключения № _____________ полностью проигнорировано. Неясно, по каким причинам (при снятии с учёта у психиатра ещё в 2018 году) подэкспертный осматривался психиатром 04 февраля 2020 года, когда ему был установлен диагноз «депрессивный эпизод (затяжной) лёгкой степени» (стр.2, строки 10-11 сверху; из какого документа приводится эта информация – не указано, — прим. специалиста). Как совместить эти данные с суждением эксперта об отсутствии у _____________. каких-либо психических расстройств – остаётся неясным.

Наконец, ряд фрагментов текста исследовательской части заключения № _____________ изложен таким образом, что понимание их значительно затруднено.

Так, на стр. 1, строки 9-10 снизу читаем: «За время проживания в ГАУСОН _____________ «_____________ с 22.07.2019 года зарекомендовал себя…» Что означает указанная аббревиатура? (фрагмент текста воспроизведён точно, прим. специалиста). Чуть выше встречаем «историю болезни №_____________ ГАУСОН _____________ №2 _____________ на имя подэкспертного» (стр. 1, строка 16 снизу). Это одно и тоже учреждение или разные? А на стр. 2, строки 16-17 снизу встречается «представитель ГАУСОН _____________ «_____________» — это что за зверь?

Между тем действующая «Инструкция…» в разделе 3. Выводы, пункте 3.8 однозначно требует:

«Заключение должно быть написано языком, понятным для не сведущих в психиатрии участников процесса, поэтому оно не должно быть перегружено специальной терминологией, а используемые специальные требования должны быть разъяснены».

Это требование нарушено экспертом-автором заключения № _____________ не только в приведённых выше фрагментах, но и при цитировании медицинской документации. Так, эксперт указывает, что _____________«из ответа на запрос от 13.03.2020г. (л.д.57) состоит под консультативным наблюдением врача-психиатра в ГБУ _____________ «ПНД» с 2013 года, диагноз: F06.51» (стр.1, строки 12-13 снизу).

Никакого разъяснения для несведущих в психиатрии участников процесса, что шифр F06.51 по международной классификации МКБ-10 соответствует психическому расстройству в форме органического диссоциативного расстройства («F06.5. Расстройство, характеризующееся частичной или полной потерей нормальной интеграции между памятью на прошлое, осознанием себя как личности, непосредственными ощушениями и контролем за движениями тела, но возникшее как следствие органического нарушения», — МКБ-10, раздел F06 «Другие психические расстройства, обусловленные повреждением и дисфункцией головного мозга или соматической болезнью»), эксперт ни в тексте исследовательской части, ни в тексте выводов не приводит. Каким образом в ответе на запрос от 2020 года указанное психическое расстройство у _____________. фигурирует, а на момент проведения экспертизы в феврале 2021 года не обнаруживается – также остаётся неясным (выздоровления от этого расстройства в принципе наступить не могло).

  ВЫВОДЫ

  1. Представленное специалистам заключение судебно-психиатрической комиссии экспертов № _____________ от 10 февраля 2021 года по амбулаторной судебно-психиатрической экспертизе _____________года рождения, произведённое в ГБУ _____________«Психоневрологический диспансер», выполнено с нарушениями Федерального закона №73-ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в части ст. 8, предъявляющей требования к объективности, всесторонности и полноте исследований.

Заключение «комиссии экспертов» № _____________ от 10 февраля 2021 года выполнено не в полном объёме.

Текст вводной, исследовательской и итоговой части (выводов)         заключения комиссии экспертов № _____________ выполнен с многочисленными грубыми нарушениями  требований действующих инструктивных документов, регламентирующих порядок выполнения и оформления результатов судебно-психиатрических экспертиз.

Проведение указанной экспертизы вопреки сложившейся практике поручено руководством избранного судом экспертного учреждения одному эксперту со стажем работы 1 год, а не комиссии экспертов, как следует из названия документа.

Представленные эксперту для работы материалы гражданского  дела и медицинская документация не перечислены во вводной части заключения с указанием соответствующих реквизитов. В тексте исследовательской части экспертизы на них отсутствуют необходимые ссылки, что ставит под сомнение достоверность и полноту излагаемого экспертного материала. Ряд заявленных экспертом во вводной части заключения методов исследования либо невыполним в рамках данной экспертизы, либо не применён по непонятным причинам. В тексте экспертного заключения полностью отсутствует необходимая аналитическая часть, в которой должна была быть произведена систематизация и патопсихологическая квалификация выявленных (или не выявленных) у подэкспертного психических феноменов и предварительно обоснованы окончательные выводы.

Представленное экспертное заключение № _____________ выполнено необъективно.

Вопреки сложившейся судебной практике проведение анализируемой экспертизы поручено судом тому же медицинскому учреждению, где подэкспертный _____________длительное время наблюдался по поводу имевшегося у него психического расстройства.

Текст исследовательской части и выводов заключения № _____________ изложен в пользу единственной, априорно избранной экспертом концепции – об отсутствии у подэкспертного _____________. каких-либо психических нарушений, что не соответствует действительности.  Значительный массив клинической информации, не укладывающейся в рамки этой концепции, экспертом попросту игнорируется и при получении итоговых выводов не учитывается. Таким образом, нарушается ключевое правило «равноправия» диагностических (экспертных) гипотез, что является грубой методологической ошибкой.

Полученные в ходе проведения экспертизы результаты исследования однозначно трактуются автором заключения в пользу избранной ею концепции, несмотря на их противоречивое содержание. Возникшие в ходе проведённых исследований ключевые противоречия никак не разрешаются и не разъясняются экспертом (несмотря на однозначные требования инструктивных документов) и попросту замалчиваются.

Заключение комиссии экспертов № _____________ нельзя признать научно обоснованным.

Важнейшая часть судебно-психиатрической экспертизы — описание психического статуса подэкспертного _____________. – выполнена экспертом-психиатром с недопустимо низким качеством, по принципу «и так сойдёт, и так суд примет», и является ничем иным, как отпиской. Попытки обоснования полученных некачественных результатов исследования, предпринятые экспертом-психиатром в итоговой части заключения, совершенно бездоказательны, голословны и противоречивы.

  1. Выводы, полученные экспертом-психиатром при создании заключения №_____________ от 10 февраля 2021 года по первичной амбулаторной судебно-психиатрической экспертизе _____________года рождения, голословны, субъективны, ничем не обоснованы и фактически противоречат по содержанию  значительному объёму исследовательской части экспертизы.
  2. Поставленные _____________ районным судом города _____________ в рамках гражданского дела №_____________ в отношении _____________. вопросы могли бы быть достоверно и объективно разрешены при назначении ему повторной стационарной комиссионной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в другом экспертном учреждении и с другим составом экспертной комиссии.

Специалисты:                                                  

  •  А.Н. Мамедова
  • А.О.Токарев
Заказать обратный звонок
Задать вопрос

Я даю согласие на обработку своих персональных данных. Политика конфиденциальности

×
Форма обратной связи

Я даю согласие на обработку своих персональных данных. Политика конфиденциальности

×