Пример рецензии на психиатрическую экспертизу с сексологом

Пример рецензии на психиатрическую экспертизу с сексологом

ЗАКАЗАТЬ ЭКСПЕРТИЗУ

Я даю согласие на обработку своих персональных данных.
Политика конфиденциальности

Пример рецензии на психиатрическую экспертизу с сексологом

04 октября 2021 года

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

(разъяснение специалистом вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию).

Мы, Токарев Андрей Олегович, врач-психиатр, имеющий сертификаты специалиста по специальностям «Психиатрия» и «Судебно-психиатрическая экспертиза» и стаж работы по специальности 30 лет, и Федин Эдуард Евгеньевич, врач-психиатр, имеющий сертификаты специалиста по специальностям «Психиатрия», «Судебно-психиатрическая экспертиза» и  «Сексология» и стаж работы по специальности 29 лет, на основании запроса в АНО «ЦМКИ» _____________ от 01 октября 2021 года дали разъяснения по поставленным перед нами вопросам, касающимся качества выполнения и обоснованности выводов заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов № — от 08 декабря  2020 года по первичной стационарной комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизе _____________ года рождения, произведённого в государственном бюджетном учреждении здравоохранения (ГБУЗ)  _____________  _____________ «Республиканская клиническая психиатрическая больница».

На исследование представлено:

  • заключение  комиссии судебно-психиатрических экспертов № _____________  от 08 декабря  2020 года по первичной стационарной комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизе _____________ года рождения, произведённое в государственном бюджетном учреждении здравоохранения (ГБУЗ) _____________  «Республиканская клиническая психиатрическая больница», копия, на 10-ти листах;

Перед специалистами поставлены вопросы:

  1. Насколько полно, объективно и научно обоснованно выполнено заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов № _____________  от 08 декабря 2020 года по первичной стационарной комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизе _____________  года рождения, произведённое в государственном бюджетном учреждении здравоохранения (ГБУЗ)  _____________ «Республиканская клиническая психиатрическая больница»?
  2. Соответствуют ли выводы, полученные экспертами при выполнении данного заключения, поставленным перед ними следствием вопросам?
  3. Обоснованы ли выводы, полученные экспертами при выполнении данного заключения?

Используемая литература

  1. А.А. Ткаченко. Стандарты судебно-психиатрических экспертных исследований ГНЦС и СП. им. Сербского – М., 2001.
  2. А.А. Ткаченко. Экспертное судебно-психиатрическое исследование: подготовительная и аналитическая стадии. Рос. Психиатр. Журнал. – М., 2005.
  3. А.А. Ткаченко. Судебная психиатрия. Консультирование адвокатов. – М., 2004.
  4. Клиническая психиатрия. Под редакцией Т.Б. Дмитриевой М., 1998.
  5. Т.Б. Дмитриева и соавт. Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе. – М., 2000.
  6. Т.Б. Дмитриева, М.А. Качаева, Ф.С. Сафуанов. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза психического состояния. Руководство для врачей и психологов. – М., 2001.
  7. Н.Г. Шумский. Диагностические ошибки в судебно – психиатрической экспертизе. – СПБ., 1997.
  8. Международная классификация болезней (10-й пересмотр) Классификация психических и поведенческих расстройств. – СПБ., 1994.
  9. МКБ – 10 в судебно-психиатрической экспертизе. Пособие для врачей. Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Б.В. Шостаковича. – М., 1999.
  10. Г.Я. Авруцкий, А.А. Недува. Лечение психически больных (руководство для врачей). – М., 2008.
  11. Психиатрия. Клинические рекомендации. Под ред. Н.Г.Незнанова. – М., ГЭОТАР-Медиа, 2009.
  12. «Инструкция по заполнению отраслевой учетной формы №100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», утверждённая Приказом Минздрава России № 401 от 12 августа 2003 года.
  13. А.С.Кадыков, Л.С. Манвелов, Н.В. Шахпаронова. Хронические сосудистые заболевания головного мозга. – ГЭОТАР-медиа, 2018.
  14. Руководство по судебной психиатрии. Практическое пособие. Под ред. А.А. Ткаченко. 2-е изд., М., «Юрайт», 2015.
  15. Ю.М. Антонян, А.А. Ткаченко, Б.В. Шостакович. Криминальная сексология. М., 1999.
  16. А.А. Ткаченко, Г.Е. Введенский, Н.В. Дворянчиков. Судебная сексология. М., 2001.

ИССЛЕДОВАНИЕ

Как следует из текста вводной части заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов № _____________ от 08 декабря  2020 года по первичной стационарной комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизе ——————- года рождения, произведённого в государственном бюджетном учреждении здравоохранения (ГБУЗ)  _____________ «Республиканская клиническая психиатрическая больница», перед экспертами постановлением следствия от 15 октября 2020 года были поставлены четыре вопроса (стр. 2 заключения № _____________, строки 5-8 сверху и 1-13 снизу).

Ознакомление с содержанием поставленных перед экспертами следствием вопросов показывает, что все они (в том числе вопрос №3 «Нуждается ли подэкспертный в применении к нему принудительных мер медицинского характера с учётом возможной патологии сексуальной сферы и связанными (? Видимо, имелось в виду «связанной», — прим. специалиста) с данными расстройствами его общественной опасностью?») адресованы эксперту-сексологу и относятся к сфере его компетенции.

Собственно, эксперт-сексолог в своём фрагменте итоговой части (выводов) излагает полученные им ответы на все поставленные вопросы (стр.10, строки 4 и 6 снизу).

В таком случае позволительно спросить: на какие вопросы следствия отвечали в рамках заключения № _____________ эксперты-психиатры и эксперт-психолог, если никакие вопросы, относящиеся к их компетенции, перед ними перед проведением экспертизы не ставились?

Да, эксперты могли сформулировать некие вопросы по своей инициативе. Действовавшая на момент проведения экспертизы _____________«Инструкция по заполнению отраслевой учётной формы №100/у – 03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», утверждённая Приказом Минздрава России №401 от 12 августа 2003 года (далее в тексте для простоты просто «Инструкция…» — прим. специалиста) предусматривает такую коллизию. В п. 3.7 раздела 3. Выводы данного документа, детально определяющего порядок выполнения и оформления результатов судебно-психиатрических (в том числе комплексных) экспертиз, говорится:

«3.7. Ответы на вопросы, поставленные по инициативе эксперта (на что специально указывается) излагаются после ответов на вопросы, указанные в тексте о постановления (определения) о назначении экспертизы».

Однако никаких указаний на то, что эксперты-психиатры или эксперт-психолог в рамках заключения № _____________ ставили по своей инициативе какие-либо вопросы, в тексте экспертизы не обнаруживается.

На какие вопросы ориентировались эксперты-психиатры и эксперт-психолог при проведении своих фрагментов исследования и на какие вопросы они в итоговой части отвечали – остаётся совершенно непонятным. Повторим, все сформулированные следствием вопросы  — сексологического содержания, и то, что эксперты-психиатры отнесли к своей компетенции ответы на вопросы №3 и №4 (стр. 9, строки 8 и 11 сверху), представляется грубой методологической ошибкой.

Из текста вводной части заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов № _____________ от 08 декабря 2020 года следует, что его авторами были «при проведении экспертизы использованы методы клинико-психопатологического исследования (анамнез, катамнез, клиническая беседа, описание и анализ психического состояния,) в сочетании с анализом данных сомато-неврологического состояния и экспериментально-психологических методов исследования» (стр. 3 заключения № _____________, строки 1-4 сверху).

Обратим внимание – сексологическое исследование вообще не упомянуто в этом перечислении, несмотря на то, что экспертиза заявлена как комплексная сексолого-психолого-психиатрическая и эксперт-сексолог перечисляет использованные им конкретные специальные методы в своём исследовательском фрагменте (стр. 7, строки 1-3 снизу), как обязывает его «Инструкция…»

Таким образом, экспертами-психиатрами был предварительно заявлен некий аналитический подход к исследованию.

Однако какой-либо фрагмент, который можно было бы трактовать как анализ изложенных экспертами материалов, в тексте заключения №_____________ отсутствует.

После изложения своих исследовательских фрагментов эксперты всех трёх задействованных специальностей сразу же переходят к формулированию противоречивых и ничем не обоснованных выводов (стр. 8-10 заключения № _____________).

Такой подход к структурированию текста экспертного исследования прямо нарушает действовавшую на момент проведения экспертизы «Инструкцию…», которая совершенно недвусмысленно требует в разделе 2. Исследовательская часть, пункте 2.3.16 (и это требование отнесено к разделу именно исследовательской, а не итоговой части – выводов):

«2.3.16. Исследование завершается систематизацией выявленных клинических феноменов, их психопатологической квалификацией для целостного анализа, соотнесения с общепризнанными международными критериями диагностики».

Таким образом, в заключении судебно-психиатрической комиссии экспертов № _____________ отсутствует чрезвычайно важная, собственно экспертная часть, из которой был бы ясен ход мысли авторов. Возможно, именно отсутствие такой аналитической (мотивировочной) части обусловило получение экспертами ошибочных по сути и никак не аргументированных выводов.

В разделе 1. Вводная часть, пункте 1.13 действовавшей на момент проведения экспертизы «Инструкции…» (раздел 1. излагает требования к вводной части экспертного заключения) читаем, что именно во вводной (а не в исследовательской, как в заключении № _____________), должны быть перечислены:

« 1.13 Медицинские документы и материалы дела, представленные эксперту для производства судебно-психиатрической экспертизы, с указанием соответствующих реквизитов».

Что видим в тексте заключения № _____________?

Эксперты указывают, что располагали «копиями материалов уголовного дела № _____________», (стр. 3, строка 5 сверху).

Так какими же материалами в итоге располагали эксперты? Почему им были представлены «копии» материалов уголовное дела, а не само дело, и какие именно это были «копии»? Никаких пояснений по этому важнейшему вопросу авторами не даётся.

Кроме того, эксперты по непонятным причинам не приводят объём представленных им «копий материалов» уголовного дела (количество томов дела и количество листов дела (л.д.), в каждом томе).

Очевидно, что такой подход к изложению важнейших в аспекте данной экспертизы сведений делает дальнейшие ссылки в тексте на материалы уголовного дела (которые выглядят совершенно недопустимо, например, «протокол допроса _____________» (стр. 3, строка 19 сверху) или «ответ на запрос в деле» (стр. 4, строка 14 сверху)) недостоверными и в принципе ставит под обоснованное сомнение полноту и объективность исследовательской части заключения.

«Инструкция…» совершенно однозначно требует от экспертов в пункте 2.2.6. раздела 2. Исследовательская часть:

«2.2.6. При ссылке на ту или иную информацию обязательно указание источника её получения, с приведением при пользовании материалами уголовного или гражданского дела номеров страниц и тома этого дела».

Важнейшая и центральная часть судебно-психиатрической экспертизы – описание психического статуса подэкспертного – выполнена в рамках заключения № _____________ неудовлетворительно, с недопустимо низким качеством.

«Инструкция…» в п. 2.3.7. раздела 2. Исследовательская часть, посвящённого порядку описания социального поведения подэкспертного в рамках психического статуса, предписывает экспертам:

«2.3.7. Описание социального поведения подразумевает оценку особенностей контакта (удержание дистанции, степень заинтересованности, агрессивность и др.) Расплывчатые и преждевременные оценочные термины («эксцентричен», «демонстративен», «неадекватен» и т.п.), которые более уместны при итоговых характеристиках, здесь не должны заменять описание конкретных особенностей поведения».

Собственно, это требование следует отнести в принципе к порядку описания психического статуса, для изложения которого применяется описательный метод (п. 2.3.4. «Инструкции…»).

Что видим в тексте заключения № _____________?

Текст описания психического статуса _____________изложен чрезвычайно формально, он изобилует теми самыми расплывчатыми, неконкретными характеристиками, которые практически лишены смысла вне описаний конкретных особенностей поведения и которые «Инструкция…» предписывает избегать.

Например, эксперты фиксируют: «Понимает цель экспертизы» (стр.5, строка 23 сверху). Каким образом это выяснилось? Как именно пятнадцатилетний подэкспертный это объяснил?

Или: «Знает, в чём подозревается. Вину в содеянном признаёт… Понимает противоправность и наказуемость инкриминируемого» (стр.5, строки 1-4 снизу). В чём именно это проявилось? Каким образом подэкспертный выразил признание вины? К тому же это описание экспертов- психиатров противоречит результатам, полученным экспертом-сексологом, которому подэкспертный _____________ сообщал, что не считал свои действия противоправными (стр.8, строки 16-18 сверху).

Или: «Внимание привлекаемое, истощаемое» (стр. 6, строка 5 сверху) – в чём конкретно это проявилось? Почему у эксперта сложилось такое впечатление?

Или: «Память снижена в лёгкой степени» (стр.6, строка 5 сверху) – что конкретно это означает? На основании чего эксперт в этом убедился? На что именно, на какие события снижена память подэкспертного?

Или: «В суждениях незрел» (стр.6, строка 8 сверху) – предельно расплывчатая характеристика. Что именно говорил подэкспертный, чтобы сложилось такое впечатление?

И, далее: «Справляется с несложными заданиями на обобщение и различие, понимает переносный смысл известных пословиц» (стр. 6, строки 7-8 сверху) – какие именно «несложные» задания были предложены подэкспертному? Как именно он передал переносный смысл «известных» пословиц? Это было бы очевидно лишь при конкретном описании полученных экспертом ответов. К тому же приведённое выше расплывчатое суждение вкупе с упомянутыми экспертом «незрелыми» суждениями _____________ совершенно не соответствует однозначному утверждению «Интеллект не снижен» (стр. 6, строка 9 сверху).

Перечисление подобных бездоказательных, формальных суждений в тексте психического статуса можно было бы продолжать и далее. Очевидно, что при такой манере изложения не складывается должного восприятия действительного психического состояния _____________

Кроме того, обилие смысловых противоречий в описании психического статуса в рамках заключения № _____________ позволяет высказать обоснованное сомнение в итоговой диагностике психического расстройства_____________ Эксперты диагностируют ему органическое эмоционально лабильное расстройство в связи со смешанными заболеваниями (шифр F06.68 по классификации МКБ-10) (стр. 8, строки 13-14 снизу), а фактически описание психического статуса и анамнеза соответствует картине другого, более тяжёлого психического расстройства – умственной отсталости лёгкой степени вследствие раннего органического поражения ЦНС (F70 по классификации МКБ-10). Указанное расстройство, что чрезвычайно актуально в рамках анализируемой экспертизы, подразумевает самое большее ограниченную вменяемость _____________в отношении инкриминируемого ему деяния, а это однозначно расходится с итоговыми выводами экспертов.

Разрешить описанное противоречие могло бы помочь исследование эксперта-психолога, также выявившего определённое снижение памяти и интеллекта у подэкспертного _____________(стр. 7 заключения №_____________). Однако тестирование на IQ (уровень интеллекта) экспертом-психологом проведено не было.

Особо следует указать на существенные недостатки исследовательского фрагмента эксперта-сексолога в рамках заключения № _____________.

Так, из текста изложенного экспертом-сексологом исследовательского фрагмента совершенно непрояснённой остаётся картина либидо _____________на момент проведения экспертизы.

В частности, гомо- или гетеросексуальные предпочтения доминируют в структуре либидо _____________.? Имеются ли у подэкспертного предпочтения по возрасту сексуального объекта (что чрезвычайно актуально именно в случае _____________., с учётом предъявленных ему обвинений, — прим. специалиста). Каковы представления подэкспертного об отношениях полов? Какие формы сексуальной активности подэкспертный считает приемлемыми? Все эти совершенно правомерные и требующие разрешения вопросы эксперт-сексолог попросту игнорирует как в тексте исследования, так и в своих итоговых выводах, что совершенно однозначно свидетельствует о формальном, наплевательском подходе к порученной работе, по принципу «и так сойдёт, и так следствие примет».

Кроме того, следует особо указать, что эксперт-сексолог лишь вскользь, буквально несколькими словами, упоминает о как миминимум дважды перенесённой подэкспертным _____________разрушительной психосексуальной травме, сопряжённой с насилием, в 6-7-ми и 10-летнем возрасте (стр. 8, строки 14-16 сверху). Совершенно очевидно, что это чрезвычайно травматическое воздействие не могло не оказать самого негативного влияния на формирование сексуальности подэкспертного. Однако этой важнейшей с экспертной точки зрения информации экспертом-сексологом не было уделено никакого внимания, она не была должным образом учтена при получении им итоговых выводов (стр. 10, строки 4-13 снизу).

ВЫВОДЫ

  1. Заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов № _____________ от 08 декабря 2020 года по первичной стационарной комплексной судебной сексолого-психолого-психиатрической экспертизе _____________ года рождения, произведённое в государственном бюджетном учреждении здравоохранения (ГБУЗ) _____________ «Республиканская клиническая психиатрическая больница», выполнено с нарушениями Федерального закона №73-ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в части статьи 8, предъявляющей требования к объективности, всесторонности и полноте исследований.

Текст вводной, исследовательской и итоговой части (выводов) заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов № _____________  выполнен с рядом грубейших, недопустимых нарушений  требований действовавшей на тот момент «Инструкции по заполнению отраслевой учётной формы №100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», утверждённой Приказом Минздрава России № 401 от 12 августа 2003 года. Указанная должностная инструкция детально регламентирует порядок выполнения и оформления результатов судебно-психиатрических, в том числе комплексных, экспертиз.

Заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов №_____________ выполнено не в полном объёме.

Ряд заявленных экспертами-психиатрами во вводной части заключения методов клинико-психопатологического исследования, подразумевающих аналитический подход к выполнению работы, не был применён ими и вообще не использовался при проведении экспертизы.

Следствием не ставились вопросы, которые можно было бы отнести к компетенции экспертов-психиатров и эксперта-психолога. Все изложенные во вводной части экспертизы вопросы являются сексологическими по содержанию и подлежат разрешению в рамках компетенции эксперта-сексолога. На какие (не заданные следствием) вопросы ориентировались при выполнении своих исследовательских фрагментов эксперты-психиатры и эксперт-психолог, остаётся неясным.  Эксперты-психиатры совершенно безосновательно отнесли к своей компетенции ответы на вопросы следствия № 3 и № 4, что является грубой методологической ошибкой.

При перечислении представленных материалов экспертами в нарушение инструктивных требований не был указан объём имевшихся в их распоряжении «копий материалов уголовного дела». Кроме того, авторами не были даны необходимые пояснения, почему в распоряжение экспертов были предоставлены «копии материалов уголовного дела», а не само уголовное дело, как того требует должностная инструкция.   Дальнейшие ссылки в тексте на те или иные «копии материалов уголовного дела» являются недостоверными и выполнены в недопустимой для оформления экспертного заключения манере.

Заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов №_____________ выполнено необъективно.

Материал исследовательских фрагментов и выводов экспертов всех трёх задействованных специальностей излагается в пользу одной, априорно избранной экспертной концепции: о якобы ненарушенной способности подэкспертного_____________осознавать фактический характер и общественную опасность инкриминируемого ему деяния. Значительный массив экспертной информации (в том числе полученной самими авторами в ходе проведённых исследований), прямо противоречащий указанной концепции, экспертами преднамеренно искажается, замалчивается или игнорируется. Таким образом грубо нарушается предписанный инструктивными документами «принцип равноправия» экспертных гипотез, что недопустимо.

Экспертом-сексологом без каких-либо оснований проигнорированы важнейшие в аспекте данной экспертизы анамнестические данные о неоднократно перенесённых подэкспертным _____________в детском возрасте психосексуальных травмах, сопряжённых с насилием. При получении им итоговых выводов эта информация не была учтена.

Заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов № _____________ нельзя признать научно обоснованным.

В тексте заключения полностью отсутствует необходимая аналитическая (мотивировочная) часть, наличие которой предписывается действующими инструктивными документами и из которой можно было бы уяснить ход мысли авторов. Попытки экспертов обосновать полученные ошибочные выводы в итоговой части заключения бездоказательны и не опираются на изложенный в исследовательской части материал, а часто и противоречат ему, что производит впечатление искажения и подтасовки полученных результатов для получения априорно избранных итоговых выводов.

Экспертами-психиатрами диагностировано _____________пограничное психическое расстройство в форме органического эмоционально-лабильного расстройства в связи со смешанными заболеваниями (шифр F06.68 по классификации МКБ-10), тогда как изложение анамнеза и психического статуса подэкспертного, а также результаты исследования эксперта-психолога соответствуют клинической картине и критериям диагностики другого, более тяжёлого, хронического психического расстройства – умственной отсталости лёгкой степени вследствие раннего органического поражения ЦНС (шифр F70 по МКБ-10). Наличие указанного расстройства подразумевает лишь ограниченную вменяемость подэкспертного. Разрешить указанное противоречие в рамках необходимой дифференциальной диагностики эксперты-психиатры не потрудились,  а результаты исследования эксперта-психолога не были ими учтены.

  1. Выводы, полученные экспертами-психиатрами и экспертом-психологом при выполнении заключения № _____________ от 08 декабря 2020 года, не соответствуют поставленным следствием вопросам.

Все сформулированные следствием вопросы являются сексологическими по содержанию и относятся к компетенции эксперта-сексолога. На какие вопросы ориентировались эксперты-психиатры и эксперт-психолог при выполнении своих исследовательских фрагментов, а также почему эксперты-психиатры отнесли к своей компетенции ответы на вопросы следствия №3 и №4, совершенно непонятно.

  1. Итоговые выводы, полученные экспертами всех трёх задействованных специальностей при выполнении заключения комиссии судебно-психиатрических экспертов № _____________ от 08 декабря 2020 года, ошибочны по сути, голословны и ничем не обоснованы.

Экспертами-психиатрами ошибочно диагностировано _____________более лёгкое, более благоприятно протекающее психическое расстройство, чем это имеет место в действительности (если исходить из результатов, полученных самими экспертами-психиатрами и экспертом-психологом в ходе проведённых исследований).

Ошибочная диагностика психического расстройства подэкспертного, в свою очередь, обусловило получение неверных выводов в отношении вопроса о способности-неспособности _____________ понимать фактический характер и общественную опасность инкриминируемого ему деяния.

Экспертом-сексологом при получении итоговых выводов в рамках заключения №_____________ не была должным образом проанализирована и учтена важнейшая в аспекте данной экспертизы информация о том, что подэкспертный _____________ в детском возрасте неоднократно перенёс психосексуальные травмы, сопряжённые с насилием, что не могло не сказаться на формировании его искажённой сексуальности.

Выводы эксперта-сексолога опираются на результаты некачественно, чрезвычайно формально проведённого исследования. По этим недостаточным и некачественным результатам невозможно достоверно судить о состоянии сексуальной сферы подэкспертного _____________на момент проведения экспертизы.

 Специалисты:                                                               

  • А.О.Токарев
  • Э.Е. Федин
Заказать обратный звонок
Задать вопрос

Я даю согласие на обработку своих персональных данных. Политика конфиденциальности

×
Форма обратной связи

Я даю согласие на обработку своих персональных данных. Политика конфиденциальности

×