Пример комплексной экспертизы получение повреждений пассажира в автомобиле при ДТП

ЗАКЛЮЧЕНИЕ  СПЕЦИАЛИСТА №31/04-К/16

(комплексное, комиссионное)

 

Время производства заключения:

Начато:       в 16 час. 00 мин 29 марта 2016 года

Окончено:  в 12 час. 00 мин 21 апреля 2016 года.

 

Место производства заключения:

г. Москва, ул. Велозаводская, д.№ 4, офис 415/2.

 

Основания производства исследования:

29 марта  2016 года в АНО «Центр медико-криминалистических исследований» поступил запрос от адвоката  Бурлакова Сергея Борисовича,  с просьбой дать заключение специалиста по факту ДТП, имевшего место 02 мая  2015 г. на — км автодороги А4 «—» с участием водителей ———

 

Производство заключения специалиста  поручено:

– Максимовой Татьяне Васильевне, врач, судебно-медицинский эксперт, имеющая высшее медицинское образование, последипломное образование по специальности – «судебно-медицинская экспертиза», сертификат специалиста по специальности «судебно-медицинская экспертиза», первую квалификационную категорию, стаж профессиональной деятельности по специальности «судебно-медицинская экспертиза», с 2001 года.

— Беловой Ларисе Петровне ведущему эксперту АНО «Центр медико-криминалистических исследований», имеющей высшее техническое образование по специальности «Эксплуатация автомобильного транспорта», ТАДИ, 1973, квалификацию судебного эксперта с правом производства автотехнических и транспортно-трасологических экспертиз по специальностям: «Исследование обстоятельств дорожно-транспортного происшествия» и «Исследование следов на транспортных средствах и месте ДТП»  (транспортно — трасологическая диагностика) — стаж экспертной работы свыше 40лет.

Храмову Валерию Григорьевичу, врач травматолог — ортопед, первой квалификационной категории, специальность «Травматология и ортопедия», стаж работы по специальности 32 года

 

Для производства заключения специалиста  предоставлены ксерокопии:

— схема ДТП от 02.05.2015 г.;

— справка участия в ДТП;

— объяснение  ———от 02.05.2015 г.;

— объяснение ———. от 02.05.2015 г.;

— справка о ДТП;

— протокол допроса ———. от 16.12.2015 г.;

— протокол допроса подозреваемого ———от 30.11.2015;

— протокол допроса свидетеля ———. от 31.12.2015 г.;

— поручение о производстве № 363 от 15.01.2016 г.;

— постановление 61 ВК ————- по делу об административном правонарушении от 02.05.2015 г.;

— протокол допроса обвиняемого ———от 18.01.2016 г.;

— протокол осмотра места происшествия от 25 января 2016 г.;

— обвинительное заключение по обвинению ———от 17.01.2016 г.;

— фото автомобиля  ———— государственный регистрационный знак В ————.

 

Перед специалистами поставлены следующие вопросы:

  1. Определить механизм ДТП.
  2. Определить замедление (ускорение) автомобиля Хенде Гранд Старекс государственный регистрационный знак ———— в месте удара при попутном движении?
  3. Возможно ли образование телесных повреждений у ———. в условиях ДТП от 02.05.2015?

 

 Краткие обстоятельства дорожно-транспортного происшествия

(из обвинительного заключения)

02 мая 2015 года примерно в 01 час 45 минут  на ————- м. Автодороги ————» произошло столкновение автомобилей  Киа Соул государственный регистрационный знак ———под управлением водителя ———и Хенде-Гранд-Старекс государственный регистрационный знак ————— под управлением водителя ———.

 

 

 

                                      И С Х О Д Н Ы Е   Д А Н Н Ы Е

 

  1. Автомобиль Киа Соул, находясь в технически исправном состоянии, следовал с 2-мя пассажирами двигался со скоростью 90-100  км/ч с ближним светом фар – объяснения водителя ———.
  2. Автомобиль Хенде-Гранд-Старекс находясь в технически исправном состоянии, следовал  с 4-мя  пассажирами двигался со скоростью 100  км/ч  – объяснения водителя ———.

3.Автодорога с 2-х сторонним движением с двумя полосами для движения в каждом направлении. Противоположные направления движения разделены отбойным брусом со светоотражающими пластинами. На проезжей части полосы для движения транспорта в направлении г. ———— разделены полосы прерывистой линией  горизонтальной разметки 1.5. Проезжая часть асфальтированная, сухая,   ширина полос по 3,75 м. Справа проезжая часть ее край отмечен сплошной линией, за ней асфальтированная обочина с колесо отбойным брусом  –  схемы ДТП и протокола осмотра места происшествия.

  1. Направление движения транспортных средств, места столкновения и положение автомобилей после столкновения зафиксировано в схеме ДТП — из схемы ДТП.
  2. Столкновение произошло передней частью автомобиля Киа Сеул в заднюю часть автомобиля Хенде Гранд Старекс — из справки об участии в ДТП.
  3. Повреждения на автомобилях описаны в справке об участии в дорожно-транспортном происшествии:

— автомобиль Киа Соул – деформирован капот, поврежден передний бампер, повреждена противотуманная фара, фара ближнего света, в салоне поврежден блок управления;

— деформирована крышка багажника, разбит задний бампер, усилитель заднего бампера деформирован, деформирован пол багажника.

  1. Согласно выводов судебно-медицинских заключений № —- от 15 октября 2015 г. и № —- от 24 декабря 2015 г. пассажиру автомобиля Хенде Гранд Старекс ————-. причинены повреждения: «…закрытый перелом зубовидного отростка 2-го шейного позвонка задней дуги 1-го шейного позвонка…» — из обвинительного заключения.

 

                             ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ  ЧАСТЬ

 

При формулировке своих ответов на поставленные вопросы, экспертами была использована следующая литература и нормативные правовые акты:

Федеральный закон № 73-ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Согласно ст. 8 Федерального закона № 73-ФЗ от 31 мая 2001 года «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» заключение эксперта (специалиста) должно отвечать следующим требованиям законодательства Российской Федерации.

«Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований: Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных».

Следует отметить, что данный Федеральный закон обязателен для исполнения не только государственными экспертами, но и для исполнения лицами, не являющимися государственными экспертами, что закреплено ст. 41 Федерального закона:

«Статья 41. Распространение действия настоящего Федерального закона на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами: В соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами. На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 — 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона»;

 

— Пособие «Судебная автотехническая экспертиза» ч.2, М., 1980.

— Судебная транспортно-трасологическая экспертиза», М., 1977 Транспортно-трасологическая экспертиза по делам о дорожно-транспортных происшествиях, М., 1988.

— Расследование дорожно-транспортных происшествий, М., 1983. (Р. Байэтт, Р. Уоттс).

— Криминалистическая фотография и видеозапись для экспертов-автотехников (Практическое пособие), ИПК РФЦСЭ, М., 2006г.

— Анализ дорожно-транспортных происшествий, М., 1971. (Д.Коллинз, Д.Моррис).

— Безопасность движения автомобильного транспорта, Ленинград, 1984. (Б.Е.Боровский).

— Методические рекомендации по производству автотехнической экспертизы, М., 1971.

— Автомобили мира г. Москва, 2001 г.

— Применение специальных технических познаний при расследовании дорожно-транспортных происшествий, Минск, 1989.

— Экспертиза ДТП, Санкт-Петербург, 2006. (С.А.Евтюков, Я.В.Васильев).

— Судебная автотехническая экспертиза. Анализ дорожно-транспортных происшествий. Ростов-на-Дону 2015 г.

—    Страница сайта: http://worz.ru/p/auto0118.html

– Постановление Правительства РФ № 522 от 17.08.2007 года «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека».

– Приказ № 194н от 24.04.2008 года, Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека».

– Приказ № 346н от 12 мая 2010 года, Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации».

– «Построение судебно-медицинского диагноза, клинико-анатомического эпикриза и алгоритмы экспертной диагностики повреждений». Саркисян Б.А., Янковский В.Э., Зорькин А.И., и др. Барнаул – 2003. 122 с.

– «О диагностики и идентификации травмирующего тупого твердого предмета по повреждениям головы». Гедыгушев И.А. Информационное письмо. Письмо Главного эксперта МЗ РСФСР № 2064 от 06.10.88.

– «Методика экспертных исследований при решении ситуационных задач в отделении медицинской криминалистики». Гедыгушев И.А. Информационное письмо. Письмо Главного эксперта МЗ РФ № 122 от 08.02.94.

– «Принципиальные положения судебно-медицинских экспертиз, связанных с решением ситуационных задач». Статья. Гедыгушев И.А. Материалы IV всероссийского съезда суд. медиков, Москва-Владимир, 1996, ч.1.

– «Воспроизведение обстоятельств происшествия (преступления) по следам контактного взаимодействия субъектов и объектов события травмы». Гедыгушев И.А. Абрамов С.С.Статья. Материалы XIII пленума ВОСМ, М, 1998.

– «Медико-криминалистическая реконструкция конкретных условий и обстоятельств травмы как самостоятельная экспертная задача». Гедыгушев И.А. Статья. Материалы XIII пленума ВОСМ, М., 1998.

– «Характеристика орудий травмы как составная часть медико-криминалистического ситуационного анализа». Гедыгушев И.А. Доклад. Материалы XIII пленума ВОСМ, М., 1998.

– «Алгоритм исследования при решении ситуационных задач по реконструкции условий и обстоятельств причинения повреждений». Гедыгушев И.А. Статья. Материалы научных исследований Ассоциации судебных медиков Сибири, Новосибирск, 1998, вып.3.

– «Судебно-медицинская экспертиза при реконструкции обстоятельств и условий причинения повреждений». Монография. Гедыгушев И.А. М., 1999.

– «Судебно-медицинская экспертиза при реконструкции обстоятельств и условий причинения повреждений (методология и практика)». Гедыгушев И.А. Автореферат докторской диссертации. Москва-Воронеж, 2000.

— «Травматология и ортопедия» —  Юмашев Г. С., Гошков С. З., Силин Л. Л., 1990 г.

 

                       1-2. Автотехническая часть исследования

 

При ответе на поставленные вопросы были учтены и проанализированы  сведения по рассматриваемому ДТП технического характера, содержащиеся в Справке по ДТП в том числе в Протоколе осмотра места совершения административного правонарушения,   фотоснимке автомобиля Киа Соул, Схеме места дорожно-транспортного происшествия. Также, были приняты во внимание  данные из протоколов допроса водителей транспортных средств: ———

По  вопросам 1-2.    

По данному факту столкновения, имевшему место 02 мая 2015 г. примерно в 01 час 45 минут  на ——— м. автодороги ———-», работниками ГИБДД была составлена схема ДТП с указанием направления движения транспортных средств, расположения их после столкновения и места столкновения схема ДТП рис.1.

 

Рис.1. Схема ДТП

На схеме   места ДТП отражены линии разметки и их виды с указанием соответствующих расстояний по ширине полос для движения  по полосам. Также на Схеме приведены координатные привязки размеров положения автомобилей после столкновения относительно правой обочины по ходу движения транспортных средств, их положения относительно друг друга  и места столкновения, расположенного на проезжей части в правом крайнем ряду.

Анализ  схемы ДТП показал, что в ней отсутствуют какие-либо следы, характеризующие процесс движения транспортных средств (торможения, скольжения), что не позволяет экспертным путем определить скорость движения транспортных средств перед столкновением.

Кроме того, имелась потеря кинетической энергии, затраченной на деформацию частей транспортных средств в результате их столкновения, что также не позволяет определить   скорость движения транспортных средств по полученным деформациям из-за отсутствия в распоряжении экспертов-автотехников разработанной методики определения скорости движения по полученным деформациям.

Данные о скорости движения автомобилей Киа Соул и Хенде-Гранд-Старекс  приняты соответственно из показаний их водителей равными 90-100 км/час и 100 км/час.

Следует отметить, что при попутном движении, при одинаковой скорости  транспортных средств в процессе следования будет все время сохраняться постоянная дистанция и  столкновения между ними не произойдет, при условии,  если водитель впереди идущего автомобиля не примет меры к торможению. Это свидетельствует о том, что скорости их движения были несколько иными.

В данном случае между автомобилями Киа Соул и Хенде-Гранд-Старекс :

— по характеру взаимодействия сближения  ТС столкновение было попутное,  при котором проекция вектора скорости одного ТС на направление скорости другого совпадает с этим направлением;

— по направлению движения ТС продольное – столкновение без относительного смещения ТС в поперечном направлении, т.е. при движении их параллельными курсами угол равен 0 или 180о.;

— по характеру взаимодействия удар был прямым – при действии на поверхности ТС: переднюю (фронтальную) часть автомобиля Киа Соул и заднюю часть автомобиля Хенде Гранд Старекс.

Сила удара была небольшой, об этом свидетельствуют следующие обстоятельства: незначительные повреждения на передней (контактирующей) поверхности автомобиля Киа Соул согласно фото № 1 см. ниже и отсутствие повреждений (деформаций) на прилегающей к передней габаритной плоскости участков боковых сторон кузовов и не раскрытие подушек безопасности.

 

 

Фото № 1. Общий вид передней части автомобиля Киа Соул

 

С учетом описанных в справке о дорожно-транспортном происшествии технических повреждений обоих автомобилей, направлении движения транспортных средств до столкновения, положения их после столкновения, зафиксированных в схеме ДТП, места столкновения,  можно отметить, что столкновение произошло передней частью автомобиля Киа Соул в заднюю часть автомобиля Хенде-Гранд-Старекс при движении их в попутном направлении, когда угол между их продольными осями практически отсутствовал. Наглядно это изображено на рис. 2:

Движущийся автомобиль
Движущийся автомобиль

 

Рис. 2. Положение автомобилей в момент столкновения

По данному ДТП было назначено совместно со специалистом медиком комплексное исследование специалистов.

При исследовании данного ДТП  специалистом автотехником необходимо определить теоретическое замедление-ускорение по результатом которого будут произведены исследования специалистом медиком по определению степени тяжести повреждений.

Теоретически замедление-ускорение при ударе в попутном или встречном столкновении транспортных средств в месте взаимодействия (с препятствием, преградой и т.д.) определяется по формуле:

 

где:

Va1 – скорость движения  ТС перед ударом (векторная величина);

Va2– скорость движения ТС после удара (векторная величина);

t   —  время удара;

jм—  искомое замедление-ускорение автомобиля;

В данном конкретном случае в ДТП от 02.05.2015 г. скорость движения ТС до столкновения 100 км/час (из показаний обоих водителей), а как было отмечено ранее,  определить   скорость движения транспортных средств по полученным деформациям из-за отсутствия разработанной методики определения скорости движения по полученным деформациям не представляется возможным.

Из литературы (экспериментальных исследований концерна Тойота) повреждения на ТС легковые автомобили категории М1 (по классификации ЕЭК ООН) при разности  скоростей 15 км/час не имеются.

Учитывая, что в данном случае на автомобиле Хенде-Гранд-Старекс был поврежден бампер с усилителем, пол багажника и правое заднее крыло,  можно принять скорость этого же автомобиля в пределах 120130 км/час. с учетом скорости его движения перед столкновением порядка 100 км/ч, как об этом показывает сам водитель.

Однако, как видно из выше приведенной формулы кроме скоростей нужно знать конкретное время удара (или хотя бы предельные величины).

В литературе по автотехнической экспертизе есть только сведения о времени удара, измеряемого в сотых или тысячных долях секунды. Никаких других конкретных значений искомого времени в используемых источниках не имеется.

Поэтому, определить экспертным путем конкретную величину ускорения воспринятого  автомобилем Хенде-Гранд-Старекс в момент столкновения не представляется возможным.

Для этого необходимо проведение натурного  эксперимента с подключением приборов для измерения  ускорения-замедления (акселерометр) для автомобилей с массами аналогичным участников ДТП, которые проводятся на испытательных полигонах.

В любом ином месте, расположенном впереди задней части, куда пришелся удар (место взаимодействия), ускорение будет еще меньшим, но какое именно в месте, где сидел пассажир экспертным путем не представляется возможным.

В настоящем случае приходится использовать категории упомянутых выше величин (сила удара, ускорение), в качественных оценках, так как их количественные значения, как об этом было изложено выше, эксперту неизвестны.

При попутных столкновениях часто страдают пассажиры переднего автомобиля. От резкого удара в автомобиль сзади голова под действием силы инерции откидывается резко назад, и это может привести к повреждению шейных позвонков. Для защиты пассажиров на спинку сидений устанавливают подголовники с мягкой обивкой.

Подголовники должны выдерживать нагрузку до 90Н. При этом задняя точка головы не должна смещаться назад на расстояние более 10 см. Под воздействием замедления не менее 8g подголовник должен ограничивать отклонение головы назад относительно линии торса на угол не более 45о.

Иногда, при нахождении пассажира в салоне автомобиля на заднем сидении сила удара воспринимается потерпевшим сначала сзади вперед, и он под силой инерции отклоняется назад. Туловище прижато к спинке сидения, а верхняя часть туловища (голова, шея) откидывается назад в большей степени чем туловище. Иллюстративно это видно на рис.3.

 

Рис.3. Положение головы при попутном столкновении.

На основании проведенных исследований выше  определить экспертным путем конкретную величину ускорения автомобиля Хенде-Гранд-Старекс, воспринятого им при взаимодействии с автомобилем Киа Соул не представляется возможным.

Для этого необходимо проведение натурного  эксперимента с подключением приборов (акселерометр) для измерения  ускорения-замедления  для автомобилей с массами аналогичным участников ДТП, которые проводятся на испытательных полигонах.

В любом ином месте, расположенном от задней части, куда пришелся удар, замедление будет меньше, но какое именно в месте, где сидел пассажир экспертным путем не представляется возможным.

 

Специалист:                                                       Л.П.Белова

 

 

Судебно-медицинская часть исследования

Исследование представленных материалов и документов

 

Из фотокопии заключения эксперта   № —-: «…На разрешение экспертизы поставлены вопросы: 1. Какова степень тяжести вреда здоровью? 2. Механизм и время образования телесных повреждений и их локализация? … Обстоятельства дела: Из определения следует: «02.05.2015 г…. ———-…, управляя автомобилем Киа Соул, … допустил столкновение с движущимся впереди  в попутном направлении автомобилем Хендай-гранд Старекс,… ———— г.р.,… после ДТП обратился за медицинской помощью в 5 ГКБ г. Москвы в связи с телесными повреждениями, полученными в результате вышеуказанного дорожно-транспортного происшествия, находившегося в качестве пассажира в автомобиле Хендай-гранд Старекс…» Исследовательская часть: … Из ксерокопии медицинской карты № ———- стационарного больного следует, что ———поступил в нейрохирургическое отделение Городской клинической больницы № 5 г. Москва 03.05.2015 г. в 05:48. Осмотр в приемном отделении дежурным нейрохирургом ———— К.Н., дежурным травматологом —————., дежурным хирургом ————. Жалобы на боль в области шейного отдела позвоночника. Анамнез заболевания: со слов больного и бригады СМП 02.05.2015 г. около 07.00 при въезде в ————, пострадал в ДТП пассажиром. Утрату сознания отрицает. Рвоты не было. Появились вышеописанные жалобы, которые сохранялись. Был доставлен в ГБ СМП г. ———-, где был обследована, выявлен ротационный подвывих С1 позвонка. От госпитализации отказался… Объективно: общее состояние средней тяжести… Неврологический статус: в сознании, ориентирован (15 баллов по ШКГ). Менингеальная симптоматика не выявляется. Зрачки ОД=ОС, средних размеров, фотореакция и корнеальные рефлексы сохранены, глазодвигательных нарушений нет. Лицо симметричное, язык по средней линии. Глотание не нарушено. Речь сохранена. Сухожильные рефлексы Д=С. Тонус мышц Д=с. Парезов не выявлено. Патологических стопных знаков  не выявлено. В позе Ромберга устойчив. Пальце-носовую пробу выполняет с интенцией с 2-х сторон. Локальный статус: видимых следов травмы на голове нет…. Ось позвоночного столба не изменена. Пальпация и перкуссия остистых отростков позвонков безболезненна на всех уровнях. Движения в шейном отделе позвоночника ограничены, болезненны. Нагрузка на тазовое кольцо безболезненная… Смещения М-Эхо нет. Предварительный диагноз: ротационный подвывих  С1 позвонка. МСКТ головного мозга, костей черепа и шейного отдела: КТ-картина наружной гидроцефалии. КТ-признаки хронического воспалительного процесса в верхнечелюстных пазухах. Заключение: Перелом задней дуги атланта слева; нестабильный перелом через основание зубовидного отростка С2 позвонка (  II тип…). КТ-признаки ротации отломка зуба С2  влево. Антелистез тела С2 позвонка. Дегенеративно-дистрофические изменения шейного отдела позвонка. Первичный осмотр о 03.05.2015 9:00:  Жалобы при поступлении на боль в области шейного отдела позвоночника. Анамнез болезни: со слов больного и бригады СМП 02.05.2015 г. около 07.00 при въезде в Ростов-на-Дону, пострадал в ДТП пассажиром. Утрату сознания отрицает. Рвоты не было. Появились вышеописанные жалобы, которые сохранялись. Был доставлен в ГБ СМП г. ————, где был обследована, выявлен ротационный подвывих С1 позвонка. От госпитализации отказался…общее состояние средней тяжести… Неврологический статус: в сознании, ориентирован (15 баллов по ШКГ). Менингеальная симптоматика не выявляется. Зрачки ОД=ОС, средних размеров, фотореакция и корнеальные рефлексы сохранены, глазодвигательных нарушений нет. Лицо симметричное, язык по средней линии. Глотание не нарушено. Речь сохранена. Сухожильные рефлексы Д=С. Тонус мышц Д=с. Парезов не выявлено. Патологических стопных знаков  не выявлено. В позе Ромберга устойчив. Пальце-носовую пробу выполняет с интенцией с 2-х сторон… Местный статус: шейный отдел позвоночника иммобилизирован воротником Шанса. Диагноз при поступлении: закрытая позвоночно-спинномозговая травма. Перелом 2 типа зубовидного отростка второго шейного позвонка. Перелом задней дуги атланта. 05.05.2015 Осмотр зав. НХО…: в НХО 2-е сутки с диагнозом: закрытая позвоночно-спинномозговая травма. Нестабильный перелм зубовидного отростка второго шейного позвонка. Перелом задней дуги атланта. Жалобы: на боль в шейном отделе позвоночника, усиливающиеся при движении… Неврологический статус: в сознании, ориентирован (15 баллов по ШКГ). Менингеальная симптоматика не выявляется. Зрачки ОД=ОС, средних размеров, фотореакция и корнеальные рефлексы сохранены, глазодвигательных нарушений нет. Лицо симметричное, язык по средней линии. Глотание не нарушено. Речь сохранена. Сухожильные рефлексы Д=С. Тонус мышц Д=с. Парезов не выявлено. Патологических стопных знаков  не выявлено. В позе Ромберга устойчив. Пальце-носовую пробу выполняет с интенцией с 2-х сторон. Локальный статус: видимых следов травмы на голове нет….…. Ось позвоночного столба не изменена. Пальпация и перкуссия остистых отростков позвонков безболезненна на всех уровнях. Движения в шейном отделе позвоночника ограничены, болезненны… Шина типа «Филадельфия» лежит удовлетворительно. Клинический диагноз: Закрытая позвоночная травма: нестабильный неосложненный перелом   зубовидного отростка второго шейного позвонка. Перелом задней дуги атланта. Болевой синдром… Рекомендован перевод в НИИ Склифосовского… Заключительный клинический диагноз: Закрытая травма позвоночника: нестабильный неосложненный перелом зубовидного отростка С2 позвонка. Перелом задней дуги атланта. Болевой синдром.

Из выписного эпикриза НИИ СП им. Н.В. Склифосовского следует, что ———находился на стационарном лечении с 06.05.15 пр 20.05.15 г. с диагнозом: нестабильный   перелом зубовидного отростка С2 позвонка. Перелом С1 позвонка1 типа. … С целью предотвращения смещения отломков, компенсации спинного мозга с формированием грубых, необратимых неврологических нарушений, пациенту выполнено оперативное вмешательство в экстренном порядке – трансдентальная фиксация перелома зубовидного отростка титановым канюлирванным винтом.

Дополнительные сведения: предоставлена медицинская карта стационарного больного №12930-15 из НИИ СП им. Н.В. Склифосовского, из которой следует, что ———обратился за мед. Помощью 06.05.2015 г. в 20:32. 06.05.2015 20:40 Осмотр нейрохирурга:.. Жалобы на боль в шейном отделе позвоночника…Сознание ясное. ШКГ — 15 баллов.  Зрачки ОД=ОС,   фотореакция и корнеальные рефлексы сохранены. Нистагма нет. Лицо симметричное, язык по средней линии.   Сухожильные, периостальные  рефлексы с рук Д=С, с ног Д=С, живые.  Парезов, чувствительных расстройств нет. Координаторные пробы выполняет удовлетворительно. В позе Ромберга устойчив.  Локальный статус: поза антальгическая, болезненная пальпация, напряженность   паравертебральных мышц на шейном уровне; голова фиксирована шейным головодержателем. При КТ от 06.0.2015 в  ГКБ № 5 выявлен перелом зубовидного отростка С2 позвонка 2 типа, перелом дуги С1 позвонка. Острый болевой, мышечно-тонический синдром…  Предварительный диагноз: Нестабильная неосложненная  позвоночно-спинальная травма.  Перелом   зубовидного отростка С2 позвонка. Перелом  дуги С1 позвонка. Острый болевой, мышечно-тонический синдром…. Диагноз до операции: нестабильный неосложненный перелом   зубовидного отростка С2 позвонка II типа. Название операции: трансдентальная фиксация перелома зубовидного отростка титановым канюлирванным винтом. 04:24 – 04:55 Под ЭТН под ЭОП контролем произведено закрытое вправление дислоцированного атланто-окципитального комплекса. Линейный разрез кожи по внутреннему краю правой кивательной мышцы длиной 3 см. Осуществлен доступ к позвоночному столбу  на уровне С4-С5 и далее под основание  С2 позвонка.  Установлен порт. Через основание С2 позвонка в сломанный зубовидный отросток  проведена спица под ЭОПскопией. Выполнена фиксация перелома канюлированным титановым винтом…  положение винта удовлетворительное, подвижности между отломком и телом позвонка нет. Операционная рана ушита послойно наглухо… Рентгенограмма №96-7 от 12.05.2015г. Шейный отдел позвоночника. Трансдентальная фиксация перелома основания зубовидного отростка С2 позвонка винтом. Ось позвоночника сохранена. Положение фиксатора и отломков удовлетворительное… 19.05.215 9:00… Диагноз: Основное заболевание: неосложненный нестабильный перелом зубовидного отростка С2 позвонка  II типа. Перелом С1 позвонка 1 типа…  Шейный отдел позвоночника фиксирован головодержателем  типа «Филадельфия» Пациент готовится к выписке на 20.05.2015… Заключительный клинический диагноз: неосложненный нестабильный перелом зубовидного отростка С2 позвонка  II типа. Перелом С1 позвонка 1 типа. Asia E.  Выводы. На основании данных медицинских документов Угарова Владимира Михайловича, рождения 14.06.1945 года, принимая во внимание обстоятельства дела, прихожу к следующим выводам: Ответы на вопросы 1,2. Какова степень тяжести вреда здоровью? Механизм и время образования телесных повреждений и их локализация? Судя по данным представленной медицинской документации, гр. ———находился на стационарном лечении в нейрохирургическом отделении Городской клинической больницы № 5 г. Москва с 03.05.2015 г. по 06.05.2015 г., затем в нейрохирургическом отделении НИИ СП им. Склифосовского с 06.5.2015г. по 20.05.2015 г. и у него имелись закрытые переломы зубовидного отростка 2-го шейного позвонка, задней дуги 1-го шейного позвонка. Данные повреждения образовались в результате воздействия твердого тупого предмета (предметов), в соответствии с п.4 «а» «Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г. №522 и п. 6.1.6 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (Приложение к приказу Министерства здравоохранения и социального развития  РФ № 194 н от 24.04.2008г.) в совокупности квалифицируются как тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственную угрозу для жизни. Конкретно решить вопрос о давности возникновения повреждений у гр. ———. по данным представленных медицинских документов не представляется возможным, однако нельзя исключить в срок, указанный в определении, т.е. 02.05.2015г. Судебно-медицинский эксперт А.А. Пуховский.

Из фотокопии заключения эксперта   №  379-Д: в обстоятельствах дела и исследовательской части продублированы сведения, изложенные в заключении эксперта   №  251. Выводы: страница не представлена.

Их фотокопия заключения специалистов от 18 января 2016 г. из ООО «Бюро независимых судебных экспертиз и юридических услуг». Вопросы, поставленные на рассмотрение специалисту: 1. Правильно и доказано ли медицинскими данными, представленными для проведения экспертизы, установлен характер травмы и тяжесть вреда здоровью? 2. В полном объеме изучена медицинская документация, представленная для проведения экспертизы? 3. Возможно ли без привлечения к проведению экспертизы эксперта автотехника, установить получение повреждений, имеющихся у ———. именно при ДТП, при котором произошло незначительное касание автомобилей, без установления силы удара? 4. Можно ли достоверно утверждать, что имеющаяся травма у ———. получена именно при ДТП 02.05.2015 г. Возможно получение травмы в более ранний период, до 02.05.2015г.? 5. Какие противоречия имеются в заключении эксперта № 251 на имя ———. Если имеются, как их можно устранить экспертным путем? В     исследовательской части продублированы сведения, изложенные в заключении эксперта   №  251.

Аналитическая часть. 1. Согласно  п. 7 «Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных Постановлением правительства РФ от 17 августа 2007 г. № 522 – объектом судебно-медицинской экспертизы является живое лица, либо труп (его части), а также материалы дела и медицинские документы. Судебно-медицинская экспертиза проведена без участия гр-на ———., на основании только? ксерокопии медицинской карты стационарного больного №1510009 ГКБ г. Москвы; выписного эпикриза НИИ СП им. Н.В. Склифосовского. 2. В исследовательской части «заключения эксперта» указаны примененные методики: экспертное рентгенологическое исследование рентгенограмм. Какие рентгенограммы исследованы экспертом? Для проведения экспертизы кроме ксерокопии медицинской карты стационарного больного №1510009 ГКБ г. Москвы; выписного эпикриза НИИ СП им. Н.В. Склифосовского. Никакие рентгенограммы не предоставлялись! 3. После ДТП ———был доставлен в ГБ СМП  г.Ростова-на-Дону, где был выявлен подвывих первого шейного позвонка. От госпитализации отказался. Экспертом не запрошены данные медицинские документы, в том числе и рентгенограммы шейного отдела позвоночника и соответственно не исследованы. 4. Согласно ксерокопии медицинской карты стационарного больного №1510009 ГКБ г. Москвы были установлены повреждения: нестабильный, неосложненный перелом зубовидного отростка второго шейного позвонка, перелом задней дуги атланта, что в данном случае противоречит ранее установленному диагнозу: подвывих первого шейного позвонкаю 5. Согласно п.7 «Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных Постановлением правительства РФ от 17 августа 2007 г. № 522: медицинские документы должны быть подлинными и содержать исчерпывающие данные о характере повреждений и их клиническом течении, а также иные сведения, необходимые для проведения судебно-медицинской экспертизы.  6. В данном случае данный пункт правил был нарушен, т.к. представленные: ксерокопия медицинской карты стационарного больного №1510009 ГКБ г. Москвы; выписной эпикриз НИИ СП им. Н.В. Склифосовского не являются подлинными и не содержат  исчерпывающие данные о характере повреждений и их клиническом течении. Любого вида костно-травматическая ппатология устанавливается наличием повреждений или изменений на рентгенограммах, КТ и МРТ. Это является недопустимым! Однако экспертом указано, что применялись методики: экспертное рентгенологическое исследование рентгенограмм. Согласно ст.8 ФЗ № 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской федерации». Объективность, всесторонность и полнота исследований. Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обосновать и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. В данном случае экспертиза проведена не в полном объеме. Вопрос № 3. Возможно ли без   привлечения к проведению экспертизы эксперта автотехника, установить получение повреждений, имеющихся у ———. именно при ДТП, при котором произошло незначительное касание автомобилей, без установления силы удара? Ответ: Для достоверного установления силы удара автомобилей, причинно-следственной связи полученных повреждений и ДТП без участия эксперта-автотехника, без проведения автотехнического исследования повреждений автомобилей невозможно. 5. Можно ли достоверно утверждать, что имеющаяся травма у ———. получена именно при ДТП 02.05.2015 г. Возможно получение травмы в более ранний период, до 02.05.2015г.? Ответ: Для решения данного вопроса экспертом необходимо было изучения медицинской документации (амбулаторной карты) для установления состояния здоровья до событий 02.05.2015г. Возникновение такого рода повреждений, как подвывих первого шейного позвонка, а также нестабильный, неосложненный перелом зубовидного отростка второго шейного позвонка, перелом задней дуги атланта могли быть получены и ранее событий 02.05.2015 г. Окончательное решение вопроса о давности возможно после изучения всех рентгенограмм, снимков КТ (первичных и в динамике), для установления наличия или отсутствия признаков консолидации (сращения). Однако, установление конкретных обстоятельств получения телесных повреждений не входит в компетенцию судебно-медицинского эксперта, а является прерогативой следственных органов. Заключение. На основании вышеизложенного, соблюдая нормативно-правовые акты, регламентирующие работу судебно-медицинского эксперта, приходим к следующему заключению: В связи с вышеизложенным, устранение вышеуказанных противоречий, достоверное и правильное установление характера травмы с учетом дифференциальной диагностики состояния здоровья до ДТП, установление конкретной давности получения повреждений, истинной тяжести вреда здоровью – возможно при проведении повторной комплексной судебно-медицинской экспертизы с изучением состояния здоровья до травмы и привлечением экспертов: – врача рентгенолога (изучение рентгенограмм за весь период лечения, особенно по методике через открытый рот, снимков КТ, контрольным проведением КТ), — эксперта автотехника. Начальник экспертного отдела ООО «Бюро независимых судебных экспертиз и юридических услуг», специалист в области судебной медицины, судебно-медицинский эксперт Н.А. Данилова. Заключение составлено 21.01.2016. Приведен список литературы.

Из протокола допроса потерпевшего ———. от 03.12.2015 (л.д. 125): «01 мая 2015 года я выехал из Москвы в Сочи на автомобиле «Хенде Гранд Старекс»… по автодороге М-4 «Дон»… Никаких травм у меня при выезде не было… 02 мая 2015 года около 01.00 часа …  ехал на заднем пассажирском сидении… мое место располагалось за сиденьем водителя… около 01 часа 45 минут я услышал звук удара и одновременно почувствовал удар в наш автомобиль, т.е. сзади двигавшийся автомобиль совершил столкновение с нашим автомобилем. В момент удара меня бросило вперед и сильно дернулась в сторону голова. Я почувствовал боль в шее… Я вышел из автомобиля… приехавшим полицейским я и Беликов С.В., сказали, что я в ДТП  получил травму шеи. Но скорую помощь они не вызывали…  мы поехали на пост ДПС. Оформление полицейских документов заняло около  5 часов. Но за все время оформления ДТП  скорая помощь так и не приехала. Я нуждался в медицинской помощи, т.к. сильно болела шея. Поэтому мы решили … доехать до ближайшего г. Ростова-на-Дону и там обратиться за медпомощью… от госпитализации я отказался…. 03 мая я вернулся в Москву… был госпитализирован…»

Протокол допроса подозреваемого ——— от 30.11.2015 (л.д. 146): «…около 01 часа 45 минут.. было минутное засыпание. .. очнулся и увидел прямо перед собой автомобиль, двигавшийся в попутном направлении. Расстояние между ним и моим автомобилем было  около 3,0 м. Я сразу нажал на педаль тормоза до конца… произошло столкновение. Я бы сказал, что это было как несильное касание… Я спросил, .. есть ли пострадавшие в его автомобиле. Он (Беликов С.В.) сказал, что нет… На месте ДТП никто не говорил, что нужно вызвать скорую помощь… ———на месте ДТП из автомобиля не выходил… Когда стало рассветать, то из автомобиля… вышел ———Он держался руками за шею слева… сам жалоб не предъявлял в моем присутствии…»

Протокол допроса свидетеля Демченко Д.Г. от 3.12.2015 (л.д. 153): «… Я работаю в ДОП ДПС ГИБДД… около 01 часа 45 минут…я выехал на место происшествия… Во время составления схемы ДТП никаких жалоб на   здоровье не поступало мне. О том, что кто-либо из пассажиров получил телесные повреждения в ДТП мне также не сообщали. Во время составления административного материала … никто из водителей ни Прядильщиков А.И., ни Беликов С.В. не сообщали о том, что они пострадали, а также о том, что пострадал кто-либо из пассажиров…»

Из Заключения эксперта №345 от 24.11.2015 из ГБУ РО «БСМЭ» Каменское отделение, выполненного экспертом Пуховским А.А.: «…На разрешение экспертизы поставлены вопросы: 1. Имеются ли у ———. какие-либо телесные повреждения, если имеются, то какие, каков механизм их образования? Могли ли они быть получены при выше указанных обстоятельствах? 2. Какова степень тяжести вреда здоровью? В обстоятельствах дела и исследовательской части продублированы сведения, изложенные в заключении эксперта   №  251. Дополнительные сведения: 14.12.2015 в распоряжение эксперта были представлены 1. Карта больного СОП №23365 МБУЗ «ГБСМП г. Ростова-на-Дону». 2. Рентгенограммы черепа б/н от 02.05.2015. Из представленной  карты больного СОП №23365 МБУЗ «ГБСМП г. Ростова-на-Дону», следует, что ———поступил в травматологическое отделение 02.05.2015 в 11:32. Жалобы на боль в области шейного отдела позвоночника. .. ДТП, пассажир… Хирург: состояние средней тяжести… Травматолог: осмотр позвоночника, болезненность при пальпации и движениях в области шейного отдела позвоночника. Нейрохирург:…заключение: закрытая травма шейного отдела позвоночника, ротосуставной подвывих С1 позвонка. Больной отказался от госпитализации. Протокол рентгенологического исследования: Череп – костно-травматологические повреждения не выявлены. С-отдел: С1-С2 определяется подвывих С1 вправо и кпереди. Диагноз при отказе: Закрытая травм шейного отдела позвоночника, ротосуставной подвывих С1 позвонка. Выводы: На основании данных Заключения эксперта» №251 от 15.10.15 и медицинских документов Угарова Владимира Михайловича, рождения 14.06.1945 года, принимая во внимание обстоятельства дела, в соответствии с поставленными вопросам, прихожу к следующим выводам: Ответы на вопросы 1,2. 1. Имеются ли у ———. какие-либо телесные повреждения, если имеются, то какие, каков механизм их образования? Могли ли они быть получены при выше указанных обстоятельствах? 2. Какова степень тяжести вреда здоровью? Судя по данным Заключения эксперта» №251 от 15.10.15 и медицинских документов, гр. ———находился на  стационарном лечении в травматологическом отделении МБУЗ «ГБСМП г. Ростова-на-Дону» 02.05.2015, потом в нейрохирургическом отделении городской клинической больницы № 5 г.Москва с 03.05.2015 по 06.05.2015,  затем в нейрохирургическом отделении НИИ СП им. Склифосовского с 06.05.2015 по 20.05.2015 и у него имелись следующие повреждения: закрытые переломы зубовидного отростка 2-го шейного позвонка, задней дуги 1-го шейного позвонка.

Данные повреждения образовались в результате воздействия тупого твердого предмета (предметов), в соответствии с п.4 «а» «Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных Постановлением правительства РФ от 17 августа 2007 г. № 522 и п. 6.1.6 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» (Приложение к приказу Министерства здравоохранения и социального развития  РФ № 194 н от 24.04.2008г.) в совокупности квалифицируются как тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, создающий непосредственную угрозу для жизни. Указанные выше повреждения могли образоваться при дорожно-транспортном происшествии. Подпись…».

 

 

Рис. 1. Общий вид автомобиля«Хенде Гранд Старекс»

 

Рис. 2. Общий вид салона автомобиля «Хенде Гранд Старекс»

Справочно:

Согласно многочисленным клиническим наблюдениям, при переломе зубовидного отростка С2 шейного позвонка без смещения отломков вертебральная и неврологическая симптоматика не является очевидным, при этом клинические проявления при неосложненных переломах не выражены, либо вообще отсутствуют. Наиболее интересен случай перелом зуба 2 типа, когда «линия излома при переломе проходит по «талии»  зуба, так называемый перелом шейки зуба, нестабильный и особенностью таких переломов является ротационная нестабильность. При травмах шейного отдела позвоночника основным методом (способом) фиксации является фиксирующая шина Филадельфия и реабилитация в повязке «воротник Шанца».

 

Специалисты:                                                        Т.В.Максимова

 

В.Г.Храмов

 

В Ы В О Д Ы

На основании проведенных исследований по представленным материалам и документам, и в соответствии с поставленными вопросами, приходим   к следующим выводам:

Вопрос 1:  Определить механизм ДТП.

  1. С учетом описанных в справке о дорожно-транспортном происшествии технических повреждения обоих автомобилей, направлении движения транспортных средств до столкновения, положения их после столкновения, зафиксированных в схеме ДТП и фотоснимка поврежденного автомобиля Киа Соул, можно отметить, что столкновение произошло его передней частью автомобиля в заднюю часть автомобиля Хенде-Гранд-Старекс,  при прямолинейном их движении  в попутном направлении, когда угол между их продольными осями практически отсутствовал.

При этом, сила удара была небольшой, об этом свидетельствуют   незначительные повреждения на передней (контактирующей) поверхности автомобиля Киа Соул, отсутствие повреждений (деформаций) на прилегающей к передней габаритной плоскости участков боковых сторон кузовов и не раскрытие подушек безопасности.

 

 Вопрос 2: Определить замедление (ускорение) автомобиля Хенде Гранд Старекс государственный регистрационный знак Р 097 ВУ 777 в месте удара при попутном движении?

 

  1. Определить экспертным путем конкретную величину ускорения автомобиля Хенде-Гранд-Старекс, воспринятого им при взаимодействии с автомобилем Киа Соул не представляется возможным.

Для этого необходимо проведение натурного  эксперимента с подключением приборов (акселерометр) для измерения  ускорения-замедления  для автомобилей с массами аналогичным участников ДТП, которые проводятся на испытательных полигонах.

В любом ином месте, расположенном от задней части, куда пришелся удар, замедление будет меньше, но какое именно в месте, где сидел пассажир экспертным путем не представляется возможным.

 

 

Специалист:                                                       Л.П.Белова

 

  1. Возможно ли образование телесных повреждений у ———. в условиях ДТП от 02.05.2015?

 

Из материалов известно, что у ———. имелись следующие повреждения: закрытый перелом  зубовидного отростка 2-го шейного позвонка, закрытый перелом задней дуги 1-го шейного позвонка. При анализе представленных материалов по факту причинения телесных повреждений Угарову В.М., можно отметить следующее:

— ни врачами, ни экспертами, выполнявшими ряд судебно-медицинских экспертиз при анализе рентгенограмм не указывается давность образования переломов. При производстве экспертиз для решения этого вопроса не привлекались специалисты в области лучевой диагностики. Учитывая, что при обращении ———. в травматологическом отделении МБУЗ «ГБСМП г. Ростова-на-Дону» 02.05.2015 данных за переломы выявлено не было, возникает сомнение во времени их образования. Также не исследовалось состояние здоровья потерпевшего до травмы, не устанавливалось наличие либо отсутствие у него заболеваний костной системы, способствующий формированию переломов при небольшой или физиологической нагрузке (остеопороз, артрозы различного генеза и т.д.)

— при обращении ———. в МБУЗ «ГБСМП г. Ростова-на-Дону» ему установлен диагноз «Закрытая травм шейного отдела позвоночника, ротосуставной подвывих С1 позвонка». Данная травма в принципе согласуется с обстоятельствами ее получения, описанными Угаровым В.М. протокола допроса потерпевшего ———. от 03.12.2015: «…В момент удара меня бросило вперед и сильно дернулась в сторону голова…», при которых произошло смещение суставных поверхностей. Однако, в дальнейшем, факт подвывиха С1 не был подтвержден. При этом данные обстоятельства не соответствуют общепринятым представлениям о формировании такого рода переломов. Они образуются в результате хлыстообразного движения головы (резком сгибании или разгибании шеи). При этом, если телу придается ускорение (резкий удар автомобиля сзади, движущегося со скоростью, превышающей скорость автомобиля, с которым совершено столкновение), по инерции голова запрокидывается назад. Это противоречит показаниям потерпевшего. При этом отмечаем, что пассажирские кресла в автомобиле «Хенде Гранд Старекс» оснащены подголовниками, которые, как раз и предотвращают подобные повреждения при попутном столкновении.

Таким образом, факт образования у ———. закрытого перелома  зубовидного отростка 2-го шейного позвонка и закрытого перелома задней дуги 1-го шейного позвонка в условиях ДТП 02.05.2015 вызывает большие сомнения в своей обоснованности. Анализ представленной медицинской документации не исключает, что  Угаров ранее (до событий 2015г.) перенес травму верхне-шейного отдела позвоночника. Для установления характера и давности имевшихся у него повреждений, необходим тщательный анализ выполненных ему лучевых исследований с привлечением профильных специалистов и данных амбулаторной карты.

 

Специалисты                                                        Т.В.Максимова

 

В.Г.Храмов

 

 

Заказать обратный звонок