пример-рецензии-на-психологическую-экспертизу

№    ——                                                                                            17  мая 2013 года

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

(разъяснение специалистом вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию)

На основании письменного заявления ————- в АНО «Центр медико-криминалистических исследований» от 18 апреля 2013 года поступило Заключение специалиста от 18 января 2013 года, выполненное в Автономной некоммерческой организации «Центр по проведению судебных экспертиз и исследований» ——- по результатам психологического исследования —————, 17 ноября 1999 г. р., и ———., 23 мая 2004 г. р. на 22-х листах по вопросам полноты, объективности и научной обоснованности выводов. Исследование было произведено на основании запроса матери детей —————-. от 8 января 2013 г. специалистом ——————- (копии документов об образовании и квалификации специалиста представлены на страницах 19-23 Заключения).

Рецензия была поручена Л. А. Бегуновой, имеющей высшее психологическое образование, стаж работы по специальности – 23 года, кандидату юридических наук по специальности 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза, оперативно-розыскная деятельность (до 2002 г. работала старшим научным сотрудником во ВНИИ МВД РФ).

 

Перед специалистом поставлены вопросы:

  1. Насколько всесторонним, объективным и научно обоснованным является заключение специалиста от 18 января 2013 года, выполненное в Автономной некоммерческой организации «Центр по проведению судебных экспертиз и исследований»  по результатам психологического исследования —————, 17 ноября 1999 г. р.
  2. Насколько всесторонним, объективным и научно обоснованным является заключение специалиста от 18 января 2013 года, выполненное в Автономной некоммерческой организации «Центр по проведению судебных экспертиз и исследований»  по результатам психологического исследования —————, 23 мая 2004 г. р.
  3. Являются ли обоснованными выводы, полученные специалистом — психологом при выполнении данного заключения?

Предварительно о конфликтной ситуации в семье специалисту —————. и ее адвокат ————— сообщили информацию:

Сын ————- состоял в браке с ———————., от совместного брака есть двое детей —————- 1999 г. р. и ——————— 2004 г. р. Супруги развелись 22.08.2011г. Определение суда по проживанию детей после расторжения брака было с матерью, но фактически дети оставались проживать с отцом. Мать детей периодически возвращалась после развода в семью. Никаких конфликтов после развода по порядку общения родителей, бабушек и дедушек с детьми не было.

20 марта 2012 года ————-. был похищен, а 19 мая 2012 года было обнаружено его тело со следами насильственной смерти.

После убийства отца детей (в настоящее время идет следствие), мать детей ———. стала препятствовать общению ———-. с внуками и по этой причине ——————— выдвинула исковое требование, по которому она просит предоставить ей возможность общаться с детьми два  дня  в неделю, в том числе 1 день в будние дни, в среду, и 1 день в  выходные, в субботу. В настоящее время мать детей состоит в браке с ————-. ————. неизвестно место постоянного проживания детей, живут ли они с родителями —————. или с ней и ее мужем?

У —————. погибли оба сына, после смерти старшего сына ——————., у нее умер муж. Дети находились у бабушки последний раз дома 22 марта 2012 г. Со слов —————. никаких препятствий в общении детей с матерью она не оказывала, никакие представители правоохранительных служб к ней домой не приезжали, чтобы вернуть детей —————-. Факт, что старший внук ———- спал с топором она не отрицает, но уточнила, что было это 6 декабря 2011 года после случая, когда при мальчике в подъезде было нападение на отца —————-.

 

Используемая литература

  1. Федеральный Закон о государственной экспертной деятельности в Российской Федерации (в ред. Федеральных законов от 30.12.2001 N 196-ФЗ, от 05.02.2007 N 10-ФЗ, от 24.07.2007 N 214-ФЗ, от 28.06.2009 N 124-ФЗ, от 06.12.2011 N 409-ФЗ).
  2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ) от 18.12.2001 N 174-ФЗ.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) от 30.11.1994 N 51-ФЗ.
  4. Гражданский процессуальный кодекс российской Федерации (ГПК РФ) от 14.11.2002 N 138-ФЗ.
  5. Семейный кодекс РФ (СК РФ) от 29.12.1995 N 223-ФЗ.
  1. ————————————————————————————

20. Фигдор Г. Дети разведенных родителей. – М.: Наука, 1995 г.

21.  Эйдемиллер Э.Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. – М., 1996. – С. 6– 19.

ИССЛЕДОВАНИЕ

В представленном Заключении на странице 2 приведены вопросы, поставленные перед специалистом:

1.1. Каково действительное отношение ————— к бабушке —————.? Хочет ли —————. общаться с бабушкой —————.?

1.2. Каково действительное отношение —————-. к бабушке —————.? Хочет ли —————. общаться с бабушкой —————.?

2.1. Какова степень привязанности ————— к бабушке —————.?

2.2. Какова степень привязанности —————. к бабушке —————.?

3.1. Имеются ли в поведении ————— признаки негативного влияния на него со стороны бабушки —————., негативные последствия общения с бабушкой Рябой Е. А. (страх, нежелание общаться далее, психологический дискомфорт)?

3.2. Имеются ли в поведении —————— признаки негативного влияния на нее со стороны бабушки —————., негативные последствия общения с бабушкой —————-. (страх, нежелание общаться далее, психологический дискомфорт)?

Формулировка всех трех вопросов (вопросы идентичны в отношении брата и сестры Рябовых) недопустима. В психологии нет такого диагностического материала, который дает ответ на вопрос «Каково действительное отношение…?». Вопрос неконкретный, непонятно, что за «действительное отношение» планировал исследовать специалист. «Действительное» отношение – это непсихологическая категория и предполагает различную трактовку (например, отношение к имуществу бабушки, ее образовательному уровню и т. п.).

Если речь идет об эмоциональной привязанности детей к бабушке, то в соответствии с методической литературой и здравому смыслу вопрос должен был быть сформирован как: «Каково психологическое отношение детей к бабушке —————.?» (11. с. 178).

Аналогичная методическая ошибка допущена и при формулировке вопросов под номерами 2.1 и 2.2. непонятно о какой степени привязанности идет речь и с помощью какого диагностического материала специалист намеревался «вычислить» степень привязанности. Если речь идет об эмоциональной привязанности детей к бабушке, а прямо это в вопросе не ставится, то ответ на вопрос о характере эмоциональной привязанности включен в вопрос «Каково психологическое отношение детей к бабушке —————.?» и дополнительный вопрос не имеет смысла.

В формулировке вопросов 3.1 и 3.2 также допущена грубая методическая ошибка, свидетельствующая о тенденциозном характере исследования в пользу матери детей —————. В формулировке данного вопроса следовало обратить специалисту внимание на то, каким образом затяжной семейный конфликт сказывается на эмоциональном состоянии детей. Обязательно учесть требования по судебному иску бабушки —————. и то, каким образом может сказаться на эмоциональной состоянии детей предлагаемый порядок общения с бабушкой: предоставить ей возможность общаться с детьми два  дня  в неделю, в том числе 1 день в будние дни, в среду, и 1 день в  выходные, в субботу.

Грубой методологической ошибкой является постановка вопросов об изучении эмоционального отношения детей только к бабушке со стороны отца ——————. В данном случае специалист полностью проигнорирован принцип системности структуры семьи, априорно исключил гипотезу негативного влияния, психологического давления на детей со стороны других членов семьи. Специалист полностью проигнорировал сложившуюся ситуацию после смерти отца детей и систему межличностных отношений в семье, в которой в настоящее время проживают дети, т. е. не были поставлены вопросы о психологическом отношении детей к матери, отчиму, бабушке и дедушке со стороны матери.

В формулировке вопросов исследования специалистом полностью проигнорированы особенности семейной ситуации и изучение способности детей понимать особенность сложившейся ситуации и принимать решения в соответствии их системе отношений, привязанностей и интересов.

Для полного ответа на вопрос: «Имеются ли в поведении детей признаки негативного влияния на них со стороны —————., негативные последствия общения с бабушкой …?» — необходимо было провести ретроспективное исследование семейных отношений: а) когда родители проживали вместе, б) после развода, в) после убийства отца и г) в настоящей момент. Специалистом же была поставлена задача исследовать семейные отношения только за период с 20 марта 2012 г. до момента обследования детей 8 января 2013 г. Такое сужение круга исследовательских задач не может дать объективную картину взаимоотношений в семье, исключить вероятность психологического давления на детей со стороны взрослых лиц, с которыми они в настоящее время проживают, и намеренное ущемление прав детей и бабушки в общении друг с другом.

В своем заключении, в беседе с детьми специалист отталкивается от факта, что —————. забрала себе детей 20 марта, не принимая во внимание то, что дети проживали с отцом и бабушкой после развода родителей по адресу, откуда их забрала мать —————. после похищения отца Д—————.

Специалист априорно, до исследования детей приняла гипотезу, что общение с бабушкой негативно сказывается на поведении детей (вопросы 3.1 и 3.2). Расшифровывая негативное влияние как «страх, нежелание общаться далее, психологический дискомфорт». Формулировка вопроса недопустима, специалист не может выявить есть или нет негативное влияния со стороны бабушки, т. к.:

  1. дети не общались с бабушкой около10 месяцев,
  2. перечисленные «симптомы» негативного влияния не являются научно обоснованными, т. к. заранее, до обследования детей не может быть известно в чем конкретно выражается негативное влияние, если оно в принципе. Это должно быть отдельной задачей исследования. Проявление страхов и психического дискомфорта, учитывая сложившиеся обстоятельства: убийство отца, смерть дедушки – может быть связано не с влиянием —————. на детей, а объективным переживанием горя детьми по потери близких и ассоциации этого горя с бабушкой. Но данная гипотеза заранее, до обследования детей специалистом была отвергнута.

Следует также обратить внимание, что специалист не построила систему подзадач исследования детей в соответствии с основными поставленными вопросами.

Психологическое исследование ——————— , 17 ноября 1999 г. р. представлено на страницах 4-9, психологическое исследование ————————, 23-го мая 2004 г. р. представлен на страницах 10-15. Текст заключения исследования детей неструктурирован: не выделены отдельно вводная часть, хаотично представлены результаты «экспериментально-психологического исследования», не указано по какой конкретной методике, какие получены результаты. Ни по одной из использованных методик нет описания процедуры проведения исследования, а также не представлены результаты обследования: графики, рисунки и таблицы. Поэтому выводы специалисты носят декларативный характер и являются нарушением требований п. 2 ст. 86 ГПК РФ о том, что заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования и нарушены положения ст.ст. 8, 16 и 25 Федерального Закона о государственной экспертной деятельности в Российской ФедерацииМатериалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью.

В «предварительной» (вводной) части Специалистом не указано о том проходила предварительная беседа с матерью детей —————. в присутствии детей или нет, не указано присутствовала ли мать детей во время обследования ————— и —————, какое было взаимодействие, каков характер общения был между детьми и матерью. Имело ли место вмешательство матери в ход обследования, реакции детей на ее замечания и т. п. Только на странице 11 заключения из контекста становится понятно, что обследование ————— частично проходило в присутствии матери и брата. Во «вводной части» на странице 2 также не указано место, где проводилось обследование детей. Только из контекста описания результатов обследования ————— становится понятно, что вероятно исследование проводилось в помещении АНО «Судебный эксперт».

На странице 4 Специалист перечисляет методы, которые были использованы при экспериментально-психологическом исследовании ————— . Первым указан метод – «анализ представленных материалов». Однако в заключение, кроме амбулаторной карты поликлиники, специалист не указал, какие ей еще для анализа поступили материалы. Например, была ли ———————— ознакомлена с исковым заявлением бабушки детей —————., нет данных о том, где и с кем в настоящее время проживают дети, нет данных о том, что —————. была в разводе с отцом детей, о настоящем семейном положении матери (находится ли она в зарегистрированном или гражданском браке, проживает одна с детьми или дети проживают с ее родителями, или она живет с детьми вместе с родителями и т. п.). Специалист не отразила данные, что до исчезновения отца дети постоянно проживали с ним и бабушкой —————.

Вся эта информация должна быть отражена во вводной части заключения. Данная информация, необходимая для объективного проведения психологического обследования детей, была либо не собрана специалистом, тем самым допущена грубая профессиональная ошибка, либо специалист специально не отразил эти данные в пользу написания выводов в интересах —————. и соответственно нарушены законодательные нормы и этический кодекс психолога. Только из контекста на странице 12 удается узнать, что дети в настоящее время проживают с мамой и ее родителями.

На странице 4 заключения специалист перечисляет методы, используемые для экспериментально-психологического исследования ——————. Среди перечисленных методик не указан метод наблюдения, который специалист использовала, описывая результаты исследования. Среди перечисленных методик не указаны ссылки на методическую литературу с информацией о том, какой конкретный вариант методики был использован при исследовании —————. Так, например, существуют десятки различных вариантов «Методик определения самооценки». Невозможно проверить был ли выбранный специалистом вариант методики адаптирован к исследованию подростка 13 лет. О том, что была использована методика исследования самооценки «Лесенка», специалист упомянула на стр. 7 заключения, тест предназначен для детей младшего школьного возраста. Отсутствие подзадач исследования оставляет открытым вопрос о том, каким образом диагностика самооценки мальчика может дать информацию о его отношении к бабушке —————. В заключении нет информации с какой целью специалист использовала ту или иную методику для ответа на поставленные вопросы.

На странице 5 заключения представлены результаты диагностики развития познавательных процессов —————, однако специалистом не указано каким целям в рамках поставленных перед ней вопросов, служат полученные результаты об уровне интеллектуального развития мальчика. Например, каким образом знание таблицы умножения в 13 лет может помочь диагностировать эмоциональное отношение ребенка к членам семьи? Аналогичный вопрос возникает и при анализе заключения результатов психологического обследования —————. На странице 11 заключения представлены результаты диагностики познавательной сферы девочки, в том числе есть данные о проведении координаторных проб. Зачем для диагностики психологического отношения девочки к бабушке потребовалось изучение ее вестибулярного аппарата?

Далее специалист, не представив никаких каких конкретных результатов тестирования, дает заключение об индивидуальных чертах характера мальчика. В заключении не представлены гистограмма и график с количественными результатами обработки опросников ИТДО и Леонгарда-Шмишека. Отсутствие конкретных результатов не дает возможность объективно оценить выводы специалиста по индивидуально-психологическим особенностям А. Рябова.

Представленный на странице 6 текст беседы с А—————- о семейной ситуации нельзя считать объективным, т. к. нет данных о том, что:

— присутствовала ли мама во время беседы,

— нет данных о том, в какой форме были заданы мальчику вопросы,

— не данных о том, рассказывал ли мальчик о том, как он проживал до 20 марта.

Специалист в беседе не затронула или не представила в заключении данные о представлении мальчика о семейных ролях, об истории семьи, о том имеет ли мальчик представление о таких семейных ценностях как забота о престарелых членах семьи, выполняются ли в семье ритуалы, связанные с воспоминанием о погибшем отце и т. п.

Описывая результаты рисуночных тестов (сами рисунки не представлены), специалист не указала инструкцию, по которой она просила выполнить задания. Отсутствие бабушки на рисунках проинтерпретировано как однозначное отрицательное отношение к ней. Гипотеза, что это может быть отражение реальной семейной ситуации, когда физически исключено присутствие бабушки в семье, где сейчас проживают дети, специалист никак не исследовала, нет никакой информации о беседах с мальчиком по рисункам. Специалист не только не представила, но и никак не описала «Рисунок семьи»: нет данных о том, кого и в какой последовательности —————— изобразил и как расположены между собой члены семьи, какой эмоциональный окрасок всего рисунка и изображенных членов семьи. Может быть, исключение бабушки из этого рисунка есть желание защитить ее от этих людей, а не негативное отношение к ней, поэтому и не рисует ее вместе со всеми. Более того данные, тесты («Рисунок семьи» и «День рождения») некорректны для мальчика 13 лет с хорошим интеллектом и не могут объективно отражать отношение ————— к бабушке. В психодиагностике есть множество других вариантов рисуночных тестов и опросников, определяющих отношения ребенка к семейной ситуации и членам семьи: серии рисунков и рассказов, метод семейной социограммы, опросник «Подростки о родителях», незаконченные предложения и многие другие тесты, с помощью которых психолог может деликатно, не задавая прямых вопросов, «не наступая» на болезненные точки и, обходя механизмы личностной защиты, провести диагностику представления подростка о внутрисемейных отношениях. В сложившихся семейных обстоятельствах корректнее было попросить мальчика изобразить себя в разных ситуациях со всеми членами семьи (например, «Я и мама», «Я и дедушка», «Я и Бабушка Катя», «Я и отчим», «Я и сестра» и т. п.) и сравнить данные с произвольным рисунком семьи. Валидным было бы попросить ————— нарисовать рисунок «Семья животных», где опосредованно можно было бы получить проекцию отношения мальчика к членам семьи.

На странице 7 заключения специалист пишет, что на рисунке «отец и мать изображены вместе…». Дополнительно не сказано о ком идет речь на рисунке – о воспоминании мальчиком прошлой семьи, когда отец был жив или о настоящей семье, кого мальчик считает своим отцом? Без данной информации интерпретация теста лишена смысла. Если ———— нарисовал родного отца, то это отражение представления мальчика о семье, до развода родителей, когда они жили вместе и никак не может диагностировать представления мальчика о настоящем характере взаимоотношений в семье после смерти отца.

Аналогичное замечание касается и описания методики ЦТО, непонятно об отце или отчиме идет речь. Если об умершем отце, то некорректна вся процедура исследования. Также как и по всем другим методикам нет результатов теста, не представлена общая раскладка цветового выбора, сколько было сделано мальчиком выборов цветов для установления устойчивых пар сочетания цветов и их рангов.

Выбор для бабушки —————. синего цвета, имеющего шестой ранг в раскладке, специалист интерпретирует как «эмоциональное неприятие и избегание». В тоже время выбор цвета для бабушки шестого ранга по эмоциональной значимости свидетельствует больше о нейтральном к ней отношении, а не отвержение, т. к. отвергаемые цвета это позиции седьмого и восьмого ранга.

Специалист дает «положительную» оценку интерпретации желтого цвета по выбору матери и ее родственников, но игнорирует, что желтый цвет в интерпретации М. Люшера (что в принципе некорректно использовать в отношении работы с детьми), это также цвет опасности, особенно, если его выбор идет в паре с черным цветом (данных о полной раскладке цветов в заключении нет). Информация о цвете второго ранга выбора может в корне изменить интерпретацию отношения мальчика к матери и ее родственникам. Синий же цвет – это неудовлетворенная аффилиативная потребность, т. е. у мальчика неудовлетворенна потребность в общении, любви и понимании и ассоциируется это потребность с образом бабушки —————.

На странице 8 специалист подчеркивает, что ею выявлено, что состояние «напряжения у ————— было спровоцировано психотравмирующей ситуацией изоляцией его и сестры ————— бабушкой —————.», полученной в марте 2012 года, но связь этой ситуации с гибелью отца детей специалист полностью игнорирует, опираясь в выводе только на версию матери детей. Каким образом, данная ситуация может негативно сказывать на психоэмоциональном состоянии ————— при удовлетворении искового заявления —————. специалист не рассматривает.

Таким образом, в представленных результатах исследования А—————- нет никаких объективных данных, свидетельствующих о том, что бабушка —————. воспринимается мальчиком «как субъективно вредный объект». Формулировка «субъективно вредный объект» является недопустимой, нет такого понятия в психологии. На странице 9 специалист дополнительно подчеркивает, что отец для ————— является эмоционально близким и положительным, но умалчивается, что отца нет в живых. Нет данных о том, что разговор шел о воспоминании ————— об отце, результаты представлены как диагностика семьи на момент исследования. О ком идет речь в исследовании? Если речь идет о родном отце, то почему тогда ни разу ————— не упомянут отчим? Специалист не исследовала реальное представление мальчика о членах семьи, либо специально не включила эти данные в заключение. Выводы специалиста носят декларативный, необоснованный характер и не подкреплены результатами исследования.

Результаты психологического исследования ——————— представлены на страницах 10-15 заключения.

Во «вводной» части на странице 10 заключения в первых трех абзацах специалист пересказывает беседу с матерью девочки. При этом до работы с ребенком специалист уже сделала вывод о том, что ————— «не переносит актуализации темы» о бабушке со стороны отца, «очень боится, что ее изолируют от матери». Гипотеза, что описываемое поведение девочки можно объяснить тем, что ей, например не нравится, что негативно отзываются о бабушке, не рассматривается (специалист не привела примеры разговоров о —————. внутри семьи —————., какие темы обсуждаются и т.п.). Желание просить предупреждать учителей о том, кто Соню будет забирать из школы, вопрос девочки: «А ее не будет?», можно проинтерпретировать прямо наоборот – девочка скучает и ждет встречи с бабушкой.

Вместо объективного представления семейной ситуации, которую было достаточно описать один раз на двоих детей в одной общей вводной части Заключения (достаточно было одной вводной части заключения) специалист интерпретирует до описания результатов исследования уже поведение девочки как негативное отношение к бабушке —————. Как и при описании семейной ситуации в исследовании —————, специалист не указала состав семьи, в которой в настоящее время проживают дети, не отражена информация, что родители детей были в разводе, а мать детей заключила новый брак. Умалчивается специально или не была получена информация специалистом, что после развода дети фактически остались проживать с отцом и его родителями.

Описывая ситуацию изоляции бабушкой детей от матери и факт привлечения правоохранительных органов, не приводится никаких ссылок на объективные доказательства данного факта (свидетели, протокол и т. п.).

Далее специалист —————. перечисляет использованные методы исследования, которые заканчивает фразой после перечисления проективных рисуночных тестов «и др. стандартные методики», что является грубой ошибкой, т. к., нет такого метода «другие стандартные методики». Специалист, готовя заключение для суда, обязан перечислять все используемые методы согласно п. 2 ст. 86 ГПК РФ, статьи 25 Федерального Закона о государственной экспертной деятельности в Российской Федерации. Фраза «и другие стандартные методики» после перечисления проективных рисуночных и вербальных тестов, ставит под сомнение, что ——————- понимает разницу между стандартными и проективными методами и возможности их интерпретации.

На странице 11, описывая результаты наблюдения за девочкой и беседы, специалист также как и при работе с ———— не учитывает то обстоятельство, что 20 марта пропал отец детей, который в последствие был обнаружен убитым, и дети постоянно проживали с отцом и бабушкой —————. ————— упорно связывает эмоциональное напряжение детей с фактом «изоляции» их от материи и игнорирует переживание детей по факту убийства отца.

Описывая результаты исследования ————— также нет ни одного протокола (рисунков, таблиц). По контексту приходится догадываться, что диагностика черт характера девочки проведена по тесту «Метод цветовых выборов». В заключении не представлены данные выбора цветов, сколько было сделано проб. Нет описания процедуры исследования ни одной из методик.

Специалист среди используемых методов перечислила «Тест детской тревожности Тэммл Р., Дорки М., Амен В.», который предполагает качественную и количественную оценку. В заключение не представлен индекс тревожности, определяемый тестом и свидетельствующий об уровне социальной адаптации девочки. Нет протокола ответов девочки на различные жизненные ситуации, позволяющие определить характер травмирующих, тревожащих девочку жизненных моментов, в том числе, таких как изоляция, страхи одиночества, наказания и т. п.

При работе с тестами —————— Е предлагает девочке выполнить задания с участием образа отца, но не уточняется, кто имеется в виду: «родной отец» или отчим. Наличие мужа у матери ни разу не было отмечено в исследовании. Учитывая, что отца нет в живых, неудивительно, что девочка заплакала, когда ее стали спрашивать про ситуацию пребывания у бабушки, т. к. в этот день пропал отец, это прямое воспоминание о факте смерти отца (страница 12). Все диагностическое обследование семейных отношений без уточнения по времени до смерти отца, до развода родителей и после смерти отца – является некорректным и лишено смысла, т. к. нет возможности исключить перенос на образ бабушки —————. страхов и переживаний детей, связанных с убийством отца.

——————- указывает о наличии у девочки страхов, об истощении совладеющего поведения (стр. 12-14), однако никакой психодиагностики страхов девочки (например, рисунок «Я боюсь», «Не хочу вспоминать», САТ и т.п.) специалист не проводила, не было проведено никак тестов на диагностику механизмов личностной защиты (совладеющего поведения). В связи с этим нельзя относиться к выводам специалиста как обоснованным на основе полученного экспериментального исследования. Никаких объективных данных, что «страх перед некой персоной», которая, «по мнению» ————— «может находиться за дверью и войти в кабинет» связан именно с образом бабушки Кати нет, а больше свидетельствует, что девочка перепугана ситуацией обследования (страница 11).

Отсутствие описания инструкции рисуночных тестов и самих рисунков, делают выводы специалиста декларативными и тенденциозными. Так отказ ————— рисовать бабушку в тесте «Рисунок семьи» по инструкции: «Нарисуй свою семью» может быть адекватным отражением ребенка семейной ситуации, учитывая, что она не общалась с бабушкой около 10 месяцев и бабушку ——————. физически не допускают в семье, в которой сейчас проживают дети. «Помещение» бабушки —————. в «Плохой дом» может быть ассоциациями девочки не с тем, что бабушка плохая, а с переживанием горя смерти отца и дедушки со стороны отца в доме бабушки Кати. Поэтому могут быть и ассоциации цвета «бабушки Кати» с понятиями «напряженность», «обида», «люди, которых не люблю», «гнев», «ненависть», «враг». Все это может быть связано опосредованно с бабушкой, т.к. она «ищет» людей, которые убили сына.

«Настойчивая просьба специалиста» (страница 13) ввести образ бабушки в экспериментальные методики является недопустимой формой проведения проективных тестов, попыткой манипуляции сознанием девочки.

В заключении нет данных теста «Золотая рыбка», специалист не указала актуальные желания, мечты и ценностные ориентации девочки, что было бы достоверней и корректнее, чем ссылка на «недостижимые» мечты по результатам раскладки карточек теста Люшера, на которые ссылается специалист. Н. Е. Лысенко не указала, какую модификацию теста «Метод цветовых выборов» и «Цветовой тест отношений» она применила при обследовании детей: восьми цветовой тест в модификации Л. Н. Собчик или оригинальная методика М. Люшера, или какой-либо иной вариант метода цветовых выборов (страница 12)?

На странице 13 специалист пишет, что «комплекс мимических реакций в целом свидетельствует о выраженном страхе девочки перед бабушкой», однако метода наблюдения за невербальным поведением —————— нет среди перечисленных методик на странице 10 заключения. Далее специалист пишет, что ————— избегает любой активности, которая может ее соединить с бабушкой, не приводя никаких реальных результатов обследования.

«Цветовой тест отношений» назван специалистом как методика исследования ценностно-мотивационной сферы. Авторы дают следующее определение: «Цветовой тест отношений – это невербальный компактный диагностический метод, отражающий как сознательный, так и частично неосознаваемый уровни отношений человека»[1]. Методика с помощью цветовых ассоциаций исследуют отношение к определенным лицам и понятиям, а не ценностно-мотивационную сферу. Частично можно определить отношение к определенным мотивам испытуемого при специально подобранных стимулах, например, отношение к учебной деятельности, к лечению и т. п., но специалистом не указано именно какую мотивационную сферу девочки она исследовала с помощью метода ЦТО. —————- не дает описание процедуры исследования, также как и при работе с —————— она не указала, сколько было сделано раскладов цветовых выборов ———— для получения устойчивых цветовых пар и рангов, избежать случайной раскладки цветов. Отсутствие данной информации не дают возможности объективно оценить выводы специалиста.

В интерпретации ЦТО специалист постоянно ссылается на данные о зависимости цвета с определенными эмоциями, аффективными состояниями (например, страница 12 – «пассивный и пессимистичный серый цвет»). Но, когда речь идет об ассоциации ————— бабушки Кати с коричневым цветом, специалист не стала уточнять, что этот цвет символизирует слабость и отношение зависимости.[2] Ассоциации девочки могут быть связаны не «гневным» к ней отношением, а с тем, что она чувствует беспомощность бабушки в сложившейся ситуации, понимает, что бабушка испытывает чувство гнева к врагам, «плохим людям», которые убили ее сына.

Объективно без протокола и описания процедуры исследования, результатов беседы с девочкой по выбору цветовых карточек и анализа результатов по комплексу других методик, нет никаких оснований для однозначного вывода, «что бабушка Катя воспринимается —————— как субъективно вредный объект, который она избегает, которого она боится и по отношению к которой испытывает гнев» (стр. 13 3-й абзац с низу).

Некорректным и аморальным представляется проведение экспериментального исследования по ассоциации живых членов семьи и с отцом, который был убит весной 2012 г. Все данные этих методик (ЦТО, «Лесенка», «Рисунок семьи», «День рождения») не отражают объективную картину семейных взаимоотношений, в которых находится девочка, а отражают ее представление о семье, когда отец был жив или под «отцом» девочка субъективно представляла другого человека, например, отчима. Каким образом значимым членом семьи для девочки может выступать «папа», которого нет в живых? (стр. 13). Можно было только исследовать характер воспоминаний девочки об отце, но об этом так и должно было быть сообщено в заключении специалиста.

Описывая «Рисунок семьи», специалист никак не упомянула о том, какое место в рисунке занимали дети: где они находились в отношении других взрослых, как взрослые располагались между собой. Нет ни рисунка, ни описания как изображен убитый отец детей на рисунке, какая общая эмоциональная окраска рисунка. Нет данных о «направленной диагностической беседе» с девочкой по рисунку, это является неотъемлемой частью методики «Рисунок моя семья». Вывод специалиста, что самая крупная и тщательно прорисованная фигура матери является для девочки наиболее значимой, еще не свидетельствует о положительном отношение к ней ребенка, об отсутствии отрицательного эмоционального опыта в общении с матерью.

На страницах 14 и 15 специалист подчеркивает, что отношение ——————- к матери и «другим члены семьи» положительное, но никаких экспериментальных данных об исследовании отношения девочки к матери и другим членам семьи нет.

 

ВЫВОДЫ

1. Заключение специалиста от 18 января 2013 года, выполненное в Автономной некоммерческой организации «Центр по проведению судебных экспертиз и исследований»  по результатам психологического исследования —————, 17 ноября 1999 г. р. и —————-., 23 мая 2004 г. р. выполнено неполно, с рядом грубых нарушений требований документов, регламентирующих порядок оформления результатов судебных экспертиз: п. 2 ст. 86 ГПК РФ о том, что заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, положения ст.ст. 8, 16 и 25 Федерального Закона о государственной экспертной деятельности в Российской Федерации — материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью).

Формулировка поставленных перед специалистом вопросов некорректна и не соответствует требованиям методической литературы по проведению судебно-психологических экспертиз по семейным делам в гражданском процессе. Специалистом допущены грубые методологические и методические ошибки в проведение экспериментально-психологического обследования детей и свидетельствуют о тенденциозном характере исследования в пользу матери детей —————.

Методы, заявленные специалистом-психологом для применения при производстве психологического обследования детей, изложены неудовлетворительно. В заключении отсутствуют протоколы исследования, данные количественной обработки тестов. Результаты описаны хаотично, нет подробного описания проведения процедуры исследования, нет данных о том, какая давалась инструкция детям при работе с проективными тестами. Произвольное изменение специалистом инструкции может серьезно исказить результаты обследования.

В тексте заключения отсутствует необходимая аналитическая часть, сложившейся семейной ситуации. Не выделена отдельно аналитическая часть, хотя специалист заявила, что использовала метод анализа представленных материалов (страница 4 11-я строчка снизу). Нет данных о том, что родители детей были разведены, а мать детей —————. находится в повторном браке, нет данных, где и с кем на момент обследования проживают дети. В водной части обследования детей (отдельно не выделена) нет сведений, что после развода родителей дети фактически проживали с отцом до дня его похищения 20 марта 2012 г. по адресу откуда детей от бабушки —————. забрала мать —————. Нет данных, что отец детей был обнаружен с признаками насильственной смерти в мая 2012 года.

Специалистом не построена иерархическая система подзадач, обусловливающая выбор методов исследования, соответствующих требованиям научно-методической литературы по проведению судебно-психологических экспертиз по делам по спорам о праве воспитания детей. Специалист ни разу не указала, с какой целью она использовала выбранные методы обследования детей.

Данное заключение выполнено необъективно. Наличие значительных фактических и смысловых противоречий в излагаемых специалистом материалах игнорируется —————— в пользу итоговой, априорно избранной концепции – о заведомом негативном отношении детей к бабушке —————. . Специалист не провела полное исследование детей об их эмоциональном отношении ко всем членам семьи и друг другу. Специалист не провела ретроспективный анализ семейной ситуации, отношение детей к членам семьи в периоды, когда родители проживали вместе, после развода и после смерти отца. По результатам, представленным в заключении, неясно о ком идет речь под образом «отца» — родной, которого нет в живых, или отчим. Работа специалиста с образом родного отца детей как живым является недопустимой и является нарушением морального кодекса психолога.

Таким образом, грубо нарушен принцип «равноправия» экспертных гипотез, в соответствии с которым недопустимо игнорирование или замалчивание любой диагностически значимой информации в пользу одной, заведомо избранной специалистом концепции.

Анализируемое заключение специалиста не является научно обоснованным.

Попытки анализа, предпринятые специалистом при формулировании выводов (ответов на вопросы) необоснованны и неубедительны, носят декларативный, голословный характер, отсутствуют объективные результаты исследования в исследовательской части заключения.

2. Выводы, полученные специалистом психологом ————— при написании заключения от 18 января 2013 года, выполненного в Автономной некоммерческой организации «Центр по проведению судебных экспертиз и исследований»  по результатам психологического исследования —————, 17 ноября 1999 г. р., не являются всесторонними, объективными и научно обоснованными.

3. Выводы, полученные специалистом психологом ——————— при написании заключения от 18 января 2013 года, выполненного в Автономной некоммерческой организации «Центр по проведению судебных экспертиз и исследований»  по результатам психологического исследования ——————., 23 мая 2004 г. р., не являются всесторонними, объективными и научно обоснованными.

 

Психолог,

кандидат юридических наук                                                                                   Л.А. Бегунова


[1] Эткинд А. М.  Цветовой тест отношений / Общая психодиагностика. Учебное пособие / Под ред. А. А. Бодалева, В. А. Столина, изд-во МГУ, 1987, с. 221.

[2] Там же с. 223

Форма обратной связи

Нажимая на кнопку "Отправить" я даю согласие на обработку своих персональных данных

Заказать обратный звонок