экспертизу-подозреваемых

РЕЦЕНЗИЯ НА ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА-ПСИХОЛОГА 

 

№  ———                                                               08    февраля 2011 г.

 

02 февраля 2011г. в АНО «Центр медико-криминалистических исследований» по запросу адвоката ———, защищающего интересы подсудимого ————, была проведена рецензия заключения эксперта-психолога —————. Психологическая судебная экспертиза проводилась на основании Постановления заместителя начальника отдела СЧ ГСУ при ГУВД по Кемеровской области подполковника юстиции ————— согласно ст. 195 (196) и 199 УПК РФ.

На разрешение специалиста адвокатом ————— были поставлены следующие вопросы:

— «какие могли быть допущены ошибки Экспертом при отказе 6 из семи предоставленных для экспертизы обвиняемых и подозреваемых от выполнения психологических тестов?»,

— «какие могли быть допущены ошибки Экспертом, основываясь на материалах оперативно-розыскных мероприятий, справках милиционеров, показаниях свидетелей, данных ими на предварительном следствии?»,

— «можно ли по психологическому анализу поведения 7 обвиняемых дать заключение обо всей группе представших перед судом в количестве 12 человек?»,

— «целесообразно ли проведение повторной психологической (или психолого-психиатрической) экспертизы?».

Для рецензии были предоставлены: заверенная копия заключения экспертов и постановление о назначении экспертизы.

Дача рецензии поручена специалисту Бегуновой Людмиле Анатольевне, имеющей высшее психологическое образование, кандидату юридических наук, стаж работы по специальности 20 лет (до июня 2002 г., работавшей в должности старшего научного сотрудника ВНИИ МВД РФ, в отделе по разработке проблем психолого-криминалистического обеспечения раскрытия тяжких преступлений).

РЕЦЕНЗИЯ НА ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА-ПСИХОЛОГА

Из заключения экспертизы известно, что экспертом выступал доктор психологических наук, заведующая лабораторией психологической экспертизы факультета психологии Томского государственного университета ——————, имеющая на момент проведения экспертизы 37-летний стаж работы. Эксперт указала, что для работы ей были предоставлены материалы уголовного дела —————— и вещественные доказательства. Конкретно, что было предоставлено из вещественных доказательств, указано в заключение не было. Из контекста Заключения, наиболее вероятно вещественными доказательствами выступили оперативные материалы по фигурантам уголовного дела, анализ телефонных разговоров.

Для решения поставленных задач, Экспертом в Заключение приведены выбранные методы психологического исследования, подробно перечисленные в отдельном разделе. Все выбранные методы для психологического исследования являются стандартными, рекомендованными к применению психологами ведущих психологических экспертных научно-исследовательских и практических учреждений РФ. Однако в результате отказа шести обследуемых работать с психодиагностическими тестами, Эксперту пришлось в анализе их поведения ориентироваться на метод наблюдения в процессе интервью и исследование материалов оперативного и уголовного дела. При этом метод наблюдения в процессе обследования использовался для комплексного исследования личностей подозреваемых, включая в себя анализ устной речи, невербального поведения, диагностику уровня интеллекта (анализ высказываний, суждений, словарный запас), определение ценностных ориентаций и установок личности. Научная обоснованность выводов эксперта по результатам общения с подозреваемыми не вызывает сомнений. Насильно работать с методиками Эксперт заставить подозреваемых не могла. Опыт работы Эксперта, научные публикации по проблемам психологических экспертиз[1], не дают оснований полагать, что ————— в силу некомпетентности не смогла установить контакты с «под экспертными» лицами. Факт, что на психодиагностическое тестирования согласился только ————, который на момент ареста вышел из «группы», «выгнали за прием наркотиков», подтверждает мнение эксперта о наличии целостной и стратегической линии поведения представленной к исследованию группы, о сговоре между обследуемыми лицами.

В сложившейся ситуации негативного отношения к психологическому тестированию, Экспертом был сделан правильный выбор. Следует отдельно отметить, что подробное изучение всех имеющихся материалов уголовного дела, оперативной информации является неотъемлемой частью проведения психологической (психолого-психиатрической) судебной экспертизы. Материалы уголовного дела, оперативно-розыскной информации являются таким же объектом исследования как психологические особенности подозреваемых и обвиняемых[2], нельзя комплексно изучить личность вне контекста деятельности.

Приведенные Экспертом цитаты в заключение из оперативных материалов по каждому из обследуемых, дают достаточную информацию о роли каждого из них в криминальном бизнесе г—————, участии в организованной преступной группировке. К сожалению, в психологических портретах подробно не представлена информация, полученная с помощью биографического метода. Нет данных о возрасте, образовании, семьи как родительской, так и собственной. Естественно вся данная информация имеется в материалах уголовного дела и Эксперт без повторения анкетных данных, в Заключении использовала выводы по результатам биографического метода. Однако для лиц незнакомых с материалами уголовного дела психологические портреты предоставляются неполными. Для объективного анализа поведения подследственных в процессе проведения экспертизы было бы желательно предоставить Экспертом протокола, в котором бы указывалось в течение какого времени проводилось обследование, на какие вопросы были получены ответы, на какие были категоричные отказы. Может быть, что-то из методов психодиагностики удалось Эксперту провести с каждым из обследуемых (например, тест Люшера, рисуночные тесты или незаконченные предложения). Но серьезной методической ошибки при проведении экспертизы в этом нет, Эксперт подготовила заключение для лиц, ознакомленных с материалами уголовного дела, с биографией подозреваемых, а не для постороннего специалиста, которому кроме заключения экспертизы никакой информации по расследуемым обстоятельствам уголовного дела (за исключением статей Уголовного Кодекса РФ) предоставлено не было.

Социально-психологическая характеристика группы была проведена в основном на основе материалов уголовного дела, вещественных доказательств, а также анализа биографий. Этот метод в данном случае является наиболее валидным, т. к. традиционные психологические методы изучения групп (анкетирование, социометрия, тест цветовых отношений) либо не дали никакой информации (не стали отвечать или сознательно могли дать ложные ответы), либо объективно исказили результаты. Так, например, по тесту цветовых отношений лидер группы мог оказаться среди отвергаемых, эмоционально негативных субъектов не потому, что он не пользуется авторитетом в данной группе, а из-за страха мести, наказаний с его стороны.

Выборка в 7 человек из группы 12 людей для изучения социально-психологического статуса группы представляет собой научно обоснованный социологический метод исследования. Модель взаимодействия между семи членами группами можно рассматривать как модель социальных отношений между всеми 12 членами группы.

Вопросов связанных с проведением судебной психиатрической экспертизы перед специалистом ————— поставлено не было. Заявлений о невменяемости кого-либо из подозреваемых, аффективных состояний, серьезных нарушений у них психических процессов не было.

ВЫВОДЫ

1. По предоставленному для рецензии Заключению сделать вывод о допуске Экспертом серьезных ошибок при отказе 6 из семи предоставленных для экспертизы обвиняемых и подозреваемых от выполнения психологических тестов нельзя. Эксперт, —————, использовала другие возможные научные методы исследования личности в сложившейся экспертной ситуации. От общения, встречи с Экспертом отказов не было.

2. Анализ материалов уголовного дела, оперативно-розыскной информации, вещественных доказательств является неотъемлемой частью при изучении личности подозреваемых. Приводимые цитаты Экспертом допросов, телефонных разговоров представляются вполне достаточными для оценки роли подозреваемых в группе, их статуса, а также некоторые особенности характера, связанные с лидерством и исполнительностью, пренебрежением социальными нормами.

3. При рассмотрении представленных Экспертом цитат из материалов уголовного дела и оперативно-розыскной информации, а также диагностики поведения подозреваемых в процессе судебной психологической экспертизы, не представляется необходимым и обоснованным проведение повторной психологической (или психолого-психиатрической) экспертизы.

 

Специалист-психолог,

кандидат юридических наук                                                                    Л. А. Бегунова


[1] Часть научных работ Э. И. Мещеряковой опубликованы на сайте Томского государственно университета.

[2] Энциклопедия судебной экспертизы / Под ред. Т. В. Аверьяновой, Е. Р. Россинской. – М.: Юристъ, 1999. – 552 с.

 

Форма обратной связи

Нажимая на кнопку "Отправить" я даю согласие на обработку своих персональных данных

Заказать обратный звонок